Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
Таймлайн
19122019
0 материалов
Поделиться
Звезда без роли
Михаил Брашинский об актрисе

Одна из самых значительных и стильных современных русских актрис, одна из самых невоплощенных в экранном пространстве. Не дождавшись серьезных киноролей и распрощавшись с расколотой Таганкой, Алла Демидова в начале девяностых основала Театр «А». Вероятно, ею при этом двигали не культуртрегерские амбиции, а осознание вынужденной необходимости заняться собственным менеджментом. Выбор героинь — Федра, Медея — выявил природное тяготение актрисы к жанру трагедии, недооцененное не только экраном, но и Юрием Любимовым. Впрочем, Федру Алла Демидова сыграла в версии Марины Цветаевой, а Медею — Хайнера Мюллера. Трагедия, соответственно, была взята не классическая, а преломленная через современность и иножанровость. Этот дар Аллы Демидовой— играть трагедию вне канона — как раз и не был замечен кинематографом.

Кинорежиссеры, включая тех, кто мог назвать ее «своей» актрисой, еще в самом начале ее карьеры поняли, что Демидовой нет равных в воплощении интеллектуальной рефлексии и духовной одержимости. С годами первое все больше предпочитали второму: роли непроницаемо холодной и властной хозяйки положения стали преобладать в кинорепертуаре актрисы. Между тем, в изображении одержимости Демидова всегда была склонна к сдержанности, а в холоде искала подавленную страстность. Не желая разбираться в структурных сложностях ее игры, к Демидовой прикрепили ничего не объясняющий ярлык «интеллектуальности». По сути же, речь должна идти об изысканной (не совсем станиславской, но и совсем не любимовской) технике не-выражения чувств, делающей их серьезность особенно значимой.

Алла Демидова

Чувства как таковые (а значит, и жанр мелодрамы) никогда особенно не интересовали Аллу Демидову. Другое дело — происхождение чувств. Их истоки актриса видит в холодном мире идей, завладевающих человеком (отсюда ее пресловутая «интеллектуальность»). Ее героиня всегда снедаема страстью, развившейся из рациональной идеи. Подавление страсти только прибавляет ей одержимости: роль графини, которую Алла Демидова сыграла в спектакле «Квартет» по «Опасным связям», роль вершительницы судеб, оказывающейся жертвой собственной режиссуры жизни, была, кажется, создана для нее.

Неразделенность страсти как тема и состояние обрекает на одиночество не только героиню, но и саму актрису (ей все меньше и меньше требуются партнеры). Архетипический персонаж Демидовой глубоко конфликтен и по природе трагичен. На сцене актрисе иногда удавалось его сыграть. Почти всегда удавалось в поэтических чтениях — в особенности Ахматовой и Цветаевой. Экрану тут было уготовано последнее место.

Оправдать это тем, что она театральная актриса, не удастся. Как и Грета Гарбо, Алла Демидова прежде всего — актриса рук и лица, что само по себе качество скорее экранное, чем сценическое. Удивительная лепка головы делает ее редкостно киногеничной. Сказать, что ее лицо отличается красотой и благородством линий, — еще ничего не сказать. Как и лицо Гарбо, оно по-своему абсолютно, то есть открыто каким угодно смыслам. Но в отличие от лица Гарбо, идеальность которого напоминала о смерти, «идеальное» лицо Демидовой говорит о жизни, запрятанной глубоко внутрь. Это свойство демидовского лица точнее других использовал Андрей Тарковский в «Зеркале».

Впоследствии кинорежиссура редко делала Демидовой достойные ее предложения. Ни феминистку из пассажирского вагона в «Крейцеровой сонате», ни сестру капитана Лебядкина в «Бесах», ни императрицу в «Незримом путешественнике» назвать таковыми нельзя. Из недавних ролей Демидовой интересна жестокая и надменная мисс Минчин в «Маленькой принцессе»: она позволила актрисе не отказывать себе в эксцентричности и одновременно спародировать собственный имидж. Но эксцентрика — не главный ее инструмент, пародия — не ее жанр. Алла Демидова остается звездой, но в кино по-прежнему звездой без роли.

Брашинский М. [Алла Демидова] // Новейшая история отечественного кино. 1986–2000. Кино и контекст. Т. 1. СПб.: Сеанс, 2001.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera