Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
2021
2022
Таймлайн
19122022
0 материалов
Сама ненависть
Из записей Довженко о первых месяцах оккупации

Оборванные, грязные, обмороженные румынские и итальянские пленные солдаты бросились на таких же жалких немецких пленных и началась потасовка. Их нельзя было разнять.

Это было зрелище противное и символичное. Люди смотрели на это с брезгливостью, как на что-то предельно отвратительное.

Горбатые фашистские солдаты — кривые, тонкие, как глисты.

Пленных гитлеровцев били женщины, и наши конвоиры ничего не могли поделать. Попытка защитить ни к чему не привела. Женщины были злы и страшны. Это была сама ненависть.

Пленные, которых били женщины и дети на пожарище, молчали. Они знали, что уже давно заслужили любое наказание, не то что побои.

Чем больше гитлеровцы боялись населения, тем больше они его истребляли.

Трагический пафос отступления и жертв. Скот. Хлеб. Истребление. Философия истребления. Самоубийство заводов-гигантов. Днепрогэс. Взрыв. Просьба строителя-директора не рвать.

Мать убила или выдала партизанам своего сына-гетманца который пришел в село с немцами, так никому и не сказав, что это был ее сын. Стыд превозмог материнское горе.

Гитлеровцы прикрывали свое позорное наступление нашим населением. Деды, женщины, дети. Немцы гнали их перед собой. Примолкали наши пулеметы. Тогда в страшной тишине слышны были слова, голоса женщин:

— Стреляйте по нас! Не жалейте, стреляйте, товарищи! Спасайте себя и Украину нашу...

Дед резал ботву, не обращая внимания на бешеный артиллерийский обстрел и бомбардировку:

— А ну их. Много их тут стреляет, а смерть одна. Да и некогда мне. Работы много.

Гитлеровцы приказали открыть церкви. Из-за отсутствия помещений церкви открыли в школах. В школах учат немецкому языку и закону божьему.

— Дети, я должен вам сказать, что бог есть, — сказал учитель и заплакал.

— А ведь раньше вы говорили, что нету.

Крестьяне сразу узнают конспираторов, но притворяются, что не узнают.

Дезертир:

— Да, был против. А вот теперь — хату, жену, детей сожгу и — в лес.

Нечеловеческие условия жизни военнопленных. В яму им бросают дохлую лошадь. Они разрывают ее зубами на куски!

Повешенные падают из петель и разбиваются, как мраморные статуи.

— Что дивизия? Дивизия это на один раз пообедать.

В Чернигове сумасшедшие — на улице, во время обстрела, и хохочут. Один играет на рояле на пожарище. Разлетелся дом. Чудом остался рояль. Сидит сумасшедший и играет что-то веселое — «I шумить, i гуде, дрiбен дощик iде» — припевает и хохочет.

Великая и потрясающая тема — украинская женщина и война. Кто вынес и вынесет на своих плечах больше всего бедствий, жестокости, позора, насилия? Украинская мать, сестра, жена, любимая.

Возле Запорожья гитлеровцы послали к Днепру за водой голых женщин, чтобы наши не стреляли (можно показать эту потрясающую сцену). ‹…›

1941 год

Довженко А. Из записных книжек и дневников // Довженко А. Собрание сочинений: В 4 т. Т. 2. М.: Искусство, 1967. 

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera