Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
2021
2022
Таймлайн
19122022
0 материалов
Звенигора
Фрагмент сценария Довженко

Лето. Дорога в поле. Едут верхом гайдамаки, напевая. Впереди атаман и кобзарь. Все странно одеты: частью как крестьяне, частью как казаки сечевики. Отчасти в господском, отчасти в европейском — все разного возраста, старики, юноши.

Дозорный прикладывает руку к глазам, всматриваясь в даль.

Пускает коня галопом.

Навстречу крестьянский воз с дышлом, впряжена одна лошадь в веревочную сбрую, сидит дед.

Подъехав на коне, дозорный быстро повернул коня, спрашивает деда, слегка наклонившись:
— Поляки близко?

Дед отвечает, жестикулируя, показывает назад.

Подъезжает медленно атаман, остальные позади. Дозорный что-то говорит, показывая на деда.

Атаман кратко и небрежно спрашивает у деда:
— Где?

Дед рассказывает, жестикулируя:
— В лесу около Звенигоры прячется. Ямы копает, сокровищ там числа нет.

Лицо атамана из равнодушного становится хищнически заинтересованным, он выгибает вперед шею, смотрит на деда.

Атаман говорит, показывая трубкой на лошадь деда:
— Выпрягай коня, садись верхом, поедешь с нами.

Атаман усмехается:
— Дайте деду саблю, гайдамаком будет.

Ближайший гайдамак поспешно снимает саблю, дает деду.

Дед смущенно рассматривает саблю, не умея ее надеть. Он босой.

Атаман смеется.

Дед, подпоясанный саблей, выпрягает коня.

Дед выпряг коня и грустно смотрит на телегу (жаль бросать).

Ноги деда в стременах переминаются, между ними запуталась кривая сабля, касаясь земли.

Дед решительно махнул рукой на телегу.

Лезет на лошадь. Вокруг смех.

Рядом голова лошади атамана в серебряной уздечке и дедова кляча с веревочным поводом.

Рядом седло и ноги атамана и босые ноги деда, мешковато сидящего на лошади.

Атаман и дед в движении. Дед рассказывает что-то с большой экспрессией.

Общий план отряда гайдамаков. Отряд быстро двигается вперед.

Атаман и дед. Дед задерживает клячу, смотрит вперед.

Дед показывает рукой атаману:
— Вот и Звенигора.

Долина Звенигоры. Лето. Под горою озеро. На горе лес.

Атаман останавливает коня, говорит деду, показывая рукой:
— Я поеду прямо, а ты, дед, поведешь своих в обход. Подвалов без меня не трогай, сокровищ тоже. Гайда, вперед.

Лицо деда из растерянного немедленно становится полным собственного достоинства, он гордо закручивает усы.

Дед вытаскивает саблю, делает знак.

Отряд деда отделяется и едет рысью.

Атаман чуть-чуть улыбается, смотрит вслед деду.

Затемнение.

Лесная полянка. Только что оставленный лагерь поляков. Силуэт человека, который ползет под кустами, его плохо видно.

Навстречу ему силуэт другого человека, его видно яснее.

Выясняется, что справа ползет дед, видны босые ноги и сабля.

Кажется, что слева крадется атаман, он понемногу приподнимается.

Оба ползут один другому навстречу в зарослях.

Атаман кидается на деда.

Дед схватывается и храбро вытаскивает саблю.

Абсолютно спокойная поза атамана. Дед узнает, смущается.

Атаман спрашивает:
— Где ж твои поляки, дед?

Дед с недоумением разводит руками.

На дереве, в листьях, над ними, комфортабельно, на ветке сидит поляк, его почти не видно.

Атаман свистит.

Поляк вздрагивает, затыкает уши.

Из-под всех кустов дождем высыпают гайдамаки. Поляна наполняется народом.

Атаман подает знак, гайдамаки разбегаются в разные стороны.

Едут рядом дед и атаман, разговаривают.

Под кустом блестит что-то цилиндрическое.

Наплыв.

Серебряный кубок, полный золота.

Дед наклоняется, поднимает.

Головы атамана и деда. В руке деда кубок превращается в обычную стеклянную чашку. Атаман выхватывает ее и выбрасывает.

На дереве, над ними, сидит поляк, в руке табакерка, нерешительно раскрывает ее и прислушивается.

Еще медленнее раскрывает, оглядывается и еще скорее закрывает табакерку.

Дед и атаман. Дед рассказывает быстро, вдруг снова смотрит вниз.

В траве блестит что-то круглое.

Наплыв. Драгоценный браслет.

Дед наклонился, поднял. Снова стеклянная чашка.

Поляк быстро раскрывает табакерку и, подумав, закрывает.

Поляк молниеносно раскрывает табакерку, берет понюшку табаку и сует в нос.

Дед и атаман. Дед хватает атамана за рукав, оба стоят как вкопанные, смотрят на что-то.

В траве возле пенька грудка блестящих вещей.

Драгоценные вещи.

Атаман делает шаг вперед, дед за ним.

Ясно видно — груда битого стекла.

Физиономия поляка вытягивается, глаза сузились, голова задрана вверх.

Поляк вытянулся в сплошной вопросительный знак.

Поляк чихнул.

Лицо атамана. Резко повертывает голову, глазами обводит вокруг, наконец смотрит вверх, над собой.

Видно снизу. В листах дерева торчат ноги. Голова спрятана в листьях.

Атаман берет ружье, целится.

Выстрел. С дерева кубарем летит поляк и падает на гайдамаков, едущих сзади.

Гайдамаки шарахнулись в сторону.

Лицо поляка откормленное, в четырехугольной шапке-конфедератке.

Гайдамак смотрит вверх, медленно поворачивается вокруг.

С его точки зрения ряд деревьев; с каждого дерева торчит нога, рука или платье.

Гайдамак нацеливается... Выстрел.

С дерева катится поляк.

Поляна. Людей не видно. С разных сторон выстрелы. С деревьев, как груши, падают поляки.

Дед отдельно от прочих стреляет из ружья.

Падает поляк.

Дед довольно облизывается. Вытирает потный лоб.

Дед залез в гущу, в тень, и выбирает новую цель. Нацелился.

Босая нога наступила на огромное железное кольцо.

Дед смотрит на свою ногу и кольцо.

Жестикулируя, кричит, зовет к себе.

Сквозь гущу к деду пробираются двое гайдамаков.

Дед показывает на кольцо.

Гайдамаки берутся за кольцо и открывают люк. Под люком видна огромная черная дыра.

Из дыры быстро высовывается фигура монаха с фонарем перед глазами. Монах в черной сутане католического священника.

Дед испуганно отступает, нацеливаясь в монаха из ружья.

Гайдамаков нет.

Монах высунулся из люка совсем. Он страшный и огромный.

Палец деда конвульсивно нажимает на спуск ружья много раз подряд.

Дед бросает ружье и бежит, монах медленно идет за ним.

Испуганный гайдамак рассказывает что-то группе товарищей, показывая на ружье.

На темном фоне кустов появляется монах с фонарем.

Бегут испуганные гайдамаки.

Среди гайдамаков появляется атаман с ножом. Высоко подняв нож над головой, он неистово кричит:
— Свячеными, хлопцы!

Гайдамаки выхватывают ножи и бросаются вперед.

Монах уверенно отступает. Появляются гайдамаки с ножами. Расстояние между ними и монахом уменьшается.

Монах поднял руки вверх, произносит заклинание.

Вокруг него кадр, наполненный гайдамаками, блестят ножи.

Монах быстро бросает фонарь в дыру люка. Взрыв. Все заволакивается тучей дыма.

Дым расходится. Словно ураганом примятые кусты, среди них лежат тела гайдамаков.

Неподвижно тело деда, одна нога слегка вздрагивает.

Голова деда. Постепенно открывается один глаз.

Дед осторожно поднялся на локоть, смотрит, оглядывается.

Тело гайдамака. Неподвижно. Рука закинута на спину, штаны разорваны.

Рука гайдамака начинает осторожно чесать спину и пониже спины, где разорваны штаны.

Поднимаются две-три гайдамацкие головы.

Дед поднимается на ноги. Еще несколько человек поднимаются за ним.

Общее движение. Гайдамаки встают, почесывая бока. Атаман отделяется от какого-то дерева.

Недовольный атаман грозно приказывает:
— На коней.

Гайдамаки садятся верхом, постепенно поляна очищается.

Остаются дед и атаман.

Стоят дед и атаман. Дед держит за повод коней, они оглядываются по сторонам.

Перед глазами проходит полоса ровного, .редкого леса.

Атаман спрашивает:
— Где ж твои поляки, дед?

Дед смущенно чешет затылок. Ему совестно, он отвечает:
— Может, там, где и сокровища.

Атаман с презрением смотрит на деда.

Атаман подмигивает одним глазом.

Атаман и дед с безнадежным видом садятся верхом.

Они рядом на конях, смотрят друг на друга, не двигаясь с места.

Лицо атамана. В левом углу рта образовывается отверстие.

Плюет.

Лицо деда. В правом углу рта образовывается отверстие.

Плюет.

Едут рядом по лесу атаман и дед. Молчат. Смотрят в разные стороны. Атаман резко поворачивает голову к деду и значительно говорит:
— С деревьев поляки гупали (падали), то пусть же гупаловщиной зовется лес. ‹…›

Довженко А. Звенигора // Довженко А. Собрание сочинений: В 4 т.
Т. 1. М.: Искусство, 1966.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera