Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
Таймлайн
19122020
0 материалов
Поделиться
«Позолоченные, багровые тридцатые»
История трилогии о Максиме

Сыгранный Борисом Чирковым герой этой кинотрилогии стал народным любимцем экрана 30-х, открывая наряду с Чапаевым галерею своеобразных советских суперстар <...>

Общеизвестно, что кино обладает особой силой так называемой идентификации образа и артиста. Не только для наивного или эстетически невоспитанного, но и для более продвинутого зрителя имидж и его создатель зачастую сливаются воедино. Именно на этом основаны такие феномены кино, как система звезд, миф звезды, ее клише и т. п.

В советском кино 30-х годов тот же эффект слияния персонажа и исполнителя был всегда на пользу персонажу. Не «Бабочкин», не «Чирков», а непременно Чапаев, непременно Максим. Во время подготовки первых выборов в Верховный Совет СССР трудящиеся какого-то отдаленного сибирского поселка выдвинули своим кандидатом в депутаты Максима, героя кинофильма. После долгих блужданий бумага с решением собрания избирателей пришла на студию «Ленфильм».

На улицах к Чиркову обращались как к живому Максиму. А Козинцев так описывал просмотр фильма «Юность Максима» в Кремле у Сталина (режиссеры присутствовали в зале). «Голос несколько раз возникал во время просмотра, — рассказывает Козинцев. — Я вслушивался в слова, стараясь понять их смысл. Это было не просто: резкие, иногда даже возмущенные реплики чередовались с одобрительными. Однако и гнев и похвалы не имели отношения к качеству фильма. Постепенно я стал осознавать, что Сталин смотрел картину не как художественное произведение, а как действительные события, дела, совершавшиеся на его глазах...» <...>

Так Великий вождь и учитель воспринимал кино!

Все начиналось со сценария «Большевик», над которым режиссеры по предложению руководства Ленинградской кинофабрики и по прямому указанию ЦК ВКП(б) работали с 1931 года.

В авторских набросках видна «фэксовская» боязнь штампа, того самого правильного, но скучного сероглазого большевика в косоворотке. Герой-рабочий поначалу — «тощий парень с умным взглядом, с острым носом, с упрямой копной волос», пролетарий-интеллигент. В первом варианте сценария, фрагментами опубликованного в журнале «Советское кино», это очкастый, чуть комичный, тихий рабочий. Грамотный, книжник, непьющий, белая ворона в рабочей слободке. Он живет своей замкнутой жизнью в стороне от событий до тех пор, пока сама эпоха не вталкивает его в революционную борьбу. Человек преображается. Он пропагандист, агитатор, курьер нарождающейся революции. Тюрьма. Сибирь. Встреча с Лениным в Париже или Праге... Октябрь 1917-го. Он один из тех, кто по приказу Ленина захватывает Государственную думу, арестовывает министров и объявляет диван в штабе революции — Смольном институте — «Народным комиссариатом труда». Играть этого героя должен был Эраст Гарин, великолепный актер-эксцентрик, ученик Вс. Мейерхольда.

Биограф Козинцева и Трауберга Е. С. Добин в книге о режиссерах сообщает еще об одном намечавшемся и отпавшем варианте, где центральную роль должен был играть выдающийся артист и главный режиссер Государственного еврейского театра в Москве Соломон Михоэлс: «Герой, начавший свою жизнь в одном из нищих и грязных местечек западного края, после Октябрьской революции становится знаменитым советским дипломатом. Родовитые титулованные дипломаты, с пеленок предназначенные к этой блистательной профессии, принуждены были поневоле прислушиваться, а иногда и аплодировать его словам, разносящимся по всему миру.

Сюжет был в какой-то мере навеян биографией Максима Максимовича Литвинова, подпольщика, агента ленинской "Искры", ставшего впоследствии наркомом иностранных дел. Козинцеву и Траубергу импонировали парадоксальность биографии, ее необычайность, неожиданность поворотов. Однако к тому времени уже ушли в прошлое "фэксы" с их пристрастием к исключительному. Мастера острого и оригинального рисунка, Козинцев и Трауберг решили поставить фильм о рядовом пареньке с рабочей окраины. В наследство от неосуществленного замысла осталось имя — Максим».

Любопытно, что, кроме свидетельства Добина (а ему можно стопроцентно верить: и честный исследователь, и близкий друг Козинцева), решительно нигде — ни в киноведческой литературе, ни в архивных документах — упоминания об этом варианте нет. Как нет и намека на то, что знаменитое имя «Максим» (им впоследствии был назван в честь героя фильма огромный новый ленинградский кинотеатр на Выборгской стороне) принадлежало в первой своей жизни М. М. Литвинову. Михоэлс же в январе 1948 года был зверски убит по приказу Сталина. Еврейский театр был закрыт, любые упоминания о нем вычеркивались. Так и замолчана была в истории создания трилогии та стадия формирования замысла, которую можно было бы назвать «Максим в исполнении Михоэлса».

Но и в первой версии «Максима — Эраста Гарина», и в «михоэлсовской» просматривается та же ранняя тема «фэксов», о которой мы писали: «человека, раздавленного эпохой», но только лишь с хеппи-эндом, скачком этого пасынка судьбы вверх благодаря революции, которая смела с лица земли ненавистный царский строй. Но в обоих случаях речь идет о персонаже на обочине эпохи, имеющем черты странности или «остранения» — термин ленинградской формальной школы литературоведения <...> От этого скоро отошли: надуманность образа была явной. <...>Не хотелось и бытописания. Придумали: большевик должен быть похож на веселого и смелого героя русского фольклора, Иванушку или Петрушку, хитреца и озорника, героя старинных кукольных представлений! Или еще: Тиль Уленшпигель, веселый барабанщик революции, который будет вечно молод, странствуя по всей земле, — манил жанр некоей революционной легенды, притчи о революционере.

Возвращаясь сейчас к этой ленте и разгадывая секреты ее успеха, найдем последние в трех опорах: юмор, лиричность, темп. В трилогии много смешного, особенно в «Юности»: забавные сцены, остроумные реплики, комичные qui pro quo (один вместо другого), и все это авторы бесстрашно включают в самые серьезные и, кажется, трагические сцены. Под хохот зала всегда шла сцена обмера и первого допроса Максима в тюрьме.

В «Возвращении Максима» коронным аттракционом и «гвоздем» становился бильярдный турнир в трактире, где Максим загонял под стол самого «короля санкт-петербургского бильярда» — конторщика и соглядатая Платона Дымбу — блистательного Михаила Жарова (на самом деле турнир был нужен, чтобы выведать у Дымбы, на какой завод передали военный заказ, — задание партии).

И в «Выборгской стороне», где краски фона сгущаются (белогвардейский заговор, анархисты, погром винных складов), авторы идут на вполне комичную сюжетную ситуацию: Максима назначают комиссаром Государственного банка, а до того ни с финансовыми операциями, ни попросту с деньгами дела иметь ему не приходилось...

И звучала с первых кадров фильма счастливо найденная, задушевная, чуть таинственная песенка «Крутится, вертится шар голубой». На самом деле в оригинале городского романса речь шла о «шарфе», однако привился именно «шар», «шар голубой». Козинцев услышал песенку от одного из гармонистов, которых прослушивал пачками. «В эту минуту Максим был найден», — вспоминал режиссер.

Так трилогия о Максиме подводила действие к тому моменту, когда на экране появлялся политкомиссар-большевик. Зритель уже знал предысторию героя, знал его любимую девушку, милую, смешливую, круглолицую Наташу — артистка Валентина Кибардина была достоверна в роли этой интеллигентки из народа и народной «просветительницы»-большевички, ухитрявшейся преподавать рабочим азы классовой борьбы под видом уроков арифметики в добропорядочной воскресной школе. В драматургической линии Наташи (как и самого Максима) весело заплетался авантюрный узор. Как Максим, подобно своим фольклорным предкам, всегда умел перехитрить надсмотрщика или жандарма, так и Наташа была по сюжету королевой риска и под носом у шпиков разгуливала с подложными документами на имя гувернантки сиятельного князя, ездила в шикарных пролетках и у себя дома, в этом «вертепе» конспирации, принимала у самовара осанистого квартального надзирателя, покоренного ее добропорядочной домовитостью. Так Максиму и Наташе для их большевистского подполья и революционной борьбы авторы трилогии дали повадку, почерк и стиль героев-авантюристов из приключенческих книжек, «Газеты-Копейки», всяких там Арсенов Люпенов, Соньки Золотой Ручки и самого неуловимого Антона Кречета, героя-разбойника, Максимова любимца. Публика была в восторге, тем более что в ходу были всякие байки о большевистской конспирации, ловкости, хитрости и игре: шрифт подпольной типографии, утопленный перед обыском в кувшине с молоком, листовки, переправленные через границу в колясочке с новорожденным и т. п.

Любопытная деталь: у Максима не было фамилии. Это вроде бы подчеркивало условность и вымышленность образа.

А верили в него как в живого, абсолютно реального человека! И не только те, упоминавшиеся выше наивные провинциалы-избиратели, которые пожелали сделать Максима своим депутатом, но вполне эстетически подготовленные зрители, в письмах на «Ленфильм» предлагавшие продолжить экранную жизнь Максима в новых и новых сериях («Максим-хозяйственник», «Максим на озере Хасан», «Дети Максима» и пр.). Зрители хотели, чтобы их любимец следовал за ними вместе уже по советским вехам: пятилеткам, пускам турбин и электростанций, встречам героев-летчиков и т. д.

Однако в «Выборгской стороне» рядом с Максимом, Наташей, Дымбой и прочими образами трилогии-легенды появлялись более или менее портретные — Ленин, Сталин, Свердлов <...>

Зоркая Н. Трилогия о Максиме и большевики от Максима до Ленина. // Образовательный портал «Слово».

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera