Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
2021
2022
2023
Таймлайн
19122023
0 материалов
Поделиться
До «Максима»
Нея Зоркая о ранних киноролях Чиркова

...Стал любимцем публики в эстрадном номере «Пат и Паташон» — вместе со своим товарищем и по Институту сценических искусств, и по Ленинградскому ТЮЗу Николаем Черкасовым играли лихую эксцентриаду, пародируя пару популярных в ту пору скандинавских комиков, долговязого Пата (Черкасов) и коротышку Паташона (Чирков). Номер был настолько ярким, что кинорежиссер Евгений Червяков включил его в действие своего фильма «Мой сын», — это были эстрадники в пивной.

Заметную роль наивного деревенского парнишки Чирков сыграл в фильме «Родной брат», тоже немом. А в картине «фэксов», как называли тогда Козинцева и Трауберга, «Одна», которую начали было снимать как немую, а в ходе производства перевели на звук, кинозрители услышали голос Чиркова — он и знаменитая московская «мейерхольдовка» Мария Бабанова стали «первопроходцами» звуковой фонограммы, саунд-трека, как сегодня принято говорить: москвичка пела колыбельную песню, а Чирков, стоя в телефонной будке, вел за стеклянной дверью какой-то обрывистый никчемный разговор, а затем быстро выходил, насвистывая. Всего две-три минуты, но это, однако, было отмечено в рецензиях, а в титрах фильма указывалось: «Б. Чирков — разговор по телефону».

Дебютант Чирков мог быть забытым вместе с концом «Великого Немого», но в раннем звуковом кино и буквально в канун выхода Максима, в 1934-м, он не мог остаться незамеченным. В картине «Песнь о счастье» Марка Донского и Владимира Легошина сыграл директора исправительно-трудовой колонии, некоего Макаренко (или воспитателя беспризорных Сергеева в недавней звуковой «Путевке в жизнь») в масштабе Марийской республики, где происходит действие фильма. Успевший заштамповаться образ «мудрого» большевика с оттенком имиджа чекиста (гимнастерка, две шпалы, галифе, папироса, кабинет с телефоном, досье-дела в потайном ящике письменного стола) смягчался и освещался улыбкой молодого актера. Лишь изредка появлялся у Чиркова противоречащий славной его улыбке неприятный, какой-то «чекистский» прищур глаз — словно бы испытывает собеседника, говоря: «Не скроешься, тебя насквозь вижу...» Этот прищур заметим и в третьей серии «Максима», где герой из большевика-подпольщика, сражающегося с режимом, станет представителем власти.

‹…›

Вторая роль Чиркова до Максима — крестьянин в «Чапаеве» — из лучших за всю его жизнь, хотя в ней всего одна фраза, зато знаковая, и замечательно точная пластика: в сцене с мародерами пожилой крестьянин (возраст Чиркова завышен) в шапке-ушанке, с самокруткой в руке, сидя словно бы на завалинке, говорит, обращаясь то ли к своему собеседнику, тоже деревенскому, то ли к нам, зрителям: «Вот ведь какая карусель... Белые пришли — грабють, красные пришли — грабють... Ну куда крестьянину податься?» Фраза вошла в разговорную речь, стала поговоркой на долгие годы. Но — оторвавшись от своего «носителя». При имени «Чирков» немедленно выскакивает ярлык «Максима», но очень редко и скорее специалистами вспоминается этот крестьянин, поистине шедевр.

Зоркая Н. Борис Чирков. Союз актера и героя // Актеры-легенды Петербурга. СПб.: РИИИ, 2004.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera