Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
Таймлайн
19122017
0 материалов
Учительская
Идеалисты, резонеры, стоики, неудачники. 12 ключевых образов, по которым можно изучать не только историю кино, но и школьного образования.
Поделиться
Одна
1Одна
2Учитель
3Сельская учительница
4А если это любовь?
5Республика ШКИД
6Доживем до понедельника
7Переступи порог
8Дневник директора школы
9Чужие письма
10Розыгрыш
11Ключ без права передачи
12Дорогая Елена Сергеевна
13Географ глобус пропил
1/13Одна
«Одна». Реж. Григорий Козинцев. 1931

Кузьмина, молодая учительница (Елена Кузьмина)
С открывающего фильм момента пробуждения мир юной учительницы Кузьминой постепенно наполняется звуком. Это шум большого города, гвалт голосов, наконец, песня — как бы от лица героини, но звучащая за кадром. Превращение звукового кино в немое оставило швы: мы слышим Кузьмину лишь тогда, когда она бросает отрывисто: «Я буду жаловаться!». И потом, сделав выбор: «А я поеду!». Интересней смотреть, как в озвученном мире она молчит.

В наполненном солнцем Ленинграде в первых кадрах, вместе с женихом она — в белом платье, на подножке украшенного цветами трамвая, слушает песню о «хорошей», своей жизни, что вот-вот покажется за поворотом. Затем, оглушенная известием о распределении в глухую деревню на Алтае, среди темных уходящих в бесконечность стен казенного учреждения. В этом полумраке, заклейменная «трусом», Кузьмина впервые смотрит не в будущее своей мечты, а глубже, в себя, и быстро принимает неизбежный выбор, порвав и отбросив путевку в личную хорошую жизнь.

Учительница Кузьмина сомневается, плачет, недоумевает, но только не боится. Легко быть бесстрашной, выбирая с женихом мебель для будущего дома, но она столь же бесстрашна, закутанная в тулуп, в снежной степи, среди полупервобытных алтайских скотоводов.

Их детям бывшая студентка увлеченно рассказывает о «чудесах техники», которые перенесут их из степи в двадцатый век. Колдовство посланницы новой власти сильней камланий местного шамана. Детей забирают на работы, на выпас овец, но учительница, ощутившая вдруг свою власть, идет за ними. Когда Кузьмина вступает в бой из-за  овечьего стада, метафора учителя как пастыря детей и пророка проясняется совершенно. Об этом свидетельствует и символическая смерть замерзающей героини. Жрица и жертва одновременно, учительница отдает себя народу и земле Алтая . Ее спасение —  воскрешение для «новой жизни», за которым следит буквально вся страна. Приходит победа и жизнь вечная: самолет, вестник будущего, уносит улыбающуюся учительницу ввысь. Андрей Гореликов

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera