Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
Таймлайн
19122020
0 материалов

Спасать и наказывать: 1933–1954

Школа при Сталине: реставрация и иерархия. Возвращение вечных ценностей, школьная форма, уроки, экзамены и платное обучение.

Поделиться

 

Новое советское государство очень хотело, чтобы и люди в этом государстве были только новые. Старые, дореволюционные люди подлежали исправлению. Но что, если старые привычки — индивидуализм, чувство собственности, презрение к коллективному энтузиазму — проявляются у детей? Детей надо было спасать. С другой стороны, как понять, кто враг? Вдруг это твой отец, твоя бабушка, родители школьного товарища или сам этот товарищ? Да может, ты и сам враг? Один настоящий советский человек точно был в наличии — звали его товарищ Сталин. Бюсты и профили товарища Сталина были везде. Чтобы везде советский человек мог видеть самого себя, только настоящего. Для советской школы наличие недостижимого, но понятного идеала означало сворачивание всех экспериментов 1920-х годов. От экспериментов одна путаница. Чтобы ее избежать, нужно было всем дать четкие указания. Преподавание истории и географии, например, регулировали соответствующие постановления ЦК ВКП(б)!

Революция переустроила время и пространство. Теперь надо было это донести до сознания каждого школьника. Государство всеми доступными методами пыталось превратить школу в инкубатор новых людей.

Советская школа 1930-х постоянно колебалась между двумя стремлениями — спасать детей и наказывать их за каждый проступок. Наказывать было проще, тем более что существовал уже налаженный репрессивный аппарат. Спасать — значительно сложнее. После запрета в 1936 году «педологических извращений» (то есть фактически вдохновленного работами Выготского эксперимента по созданию системы профессиональной поддержки развития детей в школах) из школы исчезли специалисты по психологии ребенка. Это привело к тому, что взросление, первая любовь, семейные проблемы начали обсуждаться в основном на пионерских и комсомольских собраниях. Личная жизнь стала идеологической проблемой.

Дети в школьной столовой, 1943

В 1940-е годы советская школа переживает период реставрации. Общество и государство обретают прежние консервативные формы, в 1940 году вводится плата за обучение в старших классах — развивающаяся экономика требует, чтобы дети раньше приобщались к труду. В 1943-м возвращается раздельное обучение мальчиков и девочек — чтобы не было взаимного разлагающего влияния. Так страна готовится к послевоенной роли сверхдержавы, возвращая имперское прошлое. Моделью для воспроизведения становится дореволюционная гимназия. Вслед за раздельным обучением вводится обязательная школьная форма. В программе появляются логика и психология. В 1952 году XIX cъезд КПСС провозглашает переход ко всеобщему среднему образованию. Идеологическое значение школы усиливается. Обновляются программы преподавания истории и литературы: школьников учат тому, как правильно гордиться Родиной и ее прошлым. Школа появляется в искусстве — кино («Первоклассница», 1947), литературе («Мой класс», 1949), живописи («Опять двойка», 1952).

Мобилизованная для ускоренного формирования национальной гордости школа не имела достаточно возможностей и времени, чтобы выработать критерии профессионализма тех, кто должен был по кирпичику складывать образ сверхдержавы в классе. Росло число конфликтов внутри педагогических коллективов. Многие преподаватели не имели высшего образования, придя в школу сразу после окончания педагогического техникума, и это также не способствовало формированию среди учителей консенсуса насчет того, как и чему учить детей. С детьми послевоенных лет было нелегко найти общий язык: у многих из них война отняла родителей. Этих детей воспитывали улица и двор. Реальность школьной жизни противоречит патриотической риторике. Программные речи о всеобщем среднем образовании не могут скрыть кризис массового преподавания.

Плакат К. Иванова и В. Брискина, 1950

В большинстве школ страны малообразованные учителя преподают детям предметы, которые им совершенно не интересны, а платные старшие классы отрезают большинство школьников от возможности дальнейшего образования. Фундамент для научных успехов такая школа обеспечить не может. И параллельно ей складывается альтернативная система подготовки одаренных детей — кружки и олимпиады по математике и другим предметам. 

В июне 1948 года Совет министров РСФСР выпускает постановление о создании школ с преподаванием ряда предметов на иностранном языке (статус на международной арене обязывает). Поступление в такую спецшколу быстро становится мечтой родителей Москвы, Ленинграда, а затем и других крупных городов страны. Еще в 1946 году решением Наркомата просвещения РСФСР некоторые московские школы были прикреплены к вузам и научным институтам. Публично обсуждался вопрос о переходе к одиннадцатилетке. Логичным продолжением этой иерархичной программы образовательных реформ стало строительство высотки МГУ на Ленинских горах. Но поступить в него светило немногим. Большинству школьников предстояло гордиться страной в плохо оснащенных классах со слабыми преподавателями.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera