Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
Таймлайн
19122020
0 материалов
Поделиться
Манкость
Среди героинь кино 30-х

«Звезды» экрана 1930-х — все прелестные, курносые, веселые, непосредственные, теплые, спортивные.

Зоя Федорова была просто находкой дли кино, аккумулируя в себе негласный, не выраженный в тексте и в сюжете, но визуально просто бьющий в глаза «секс», пользуясь сегодняшним общераспространенным определением. Ведь эта область человеческих отношений как самостоятельная тема или даже как один из мотивов фильма, если исключить феномен-уникум «Третьей Мещанской» Роома, в советском кино не разрабатывалась. Существовала подспудно, в каком-то глубоком подтексте, в тайном подсознании художников и героев.

И если справедлива была догадка «критика из будущего» молодого Сергея Добротворского по поводу эротической подоплёки «Чапаева», то заметим, что и в том сюжете поцелуи и вольные штучки разрешались только вторым героям — Анке и Петьке, у Чапаева же женщины не было.

Откровенно говоря, и все красивые любови Любови Орловой тоже ведь были лишь вспомогательным средством, эликсиром успеха для преображения и расцвета замарашки.

Но Зоя Федорова озаряла экран своей сексуальной манкостью, просочившейся «контрабандой» даже в роль ударницы Нади Колесниковой из мрачного «Великого гражданина»: из-под комсомольского платочка зазывно спадала непокорная прядь, звали к себе веселые глаза, под грубой спецовкой угадывалась женственность.

Но Зое выпала на строго-моралистичном экране 1930-х даже «откровенно-любовная» сцена, где свидание мужчины и женщины (это были герои-красноармейцы гражданской войны Зоя и Сеня — Борис Чирков в фильме Л. Арнштама «Подруги») — недвусмысленно называлось именно любовным свиданием. Зоя и Сеня во время боев прятались вдвоем в заброшенной зимней сторожке. Зрители этой сцены находились не только в зале, но и в кадре: в щели сторожки подглядывают за тем, что происходит внутри, две Зоиных подруги, тоже красноармейки Наташа и Ася-Пуговка. Любовники, обнявшись, картинно лежат под меховой курткой. «Уж мы целовались, целовались!..» — томно сообщает им позже Зоя. А бедные подруги с завистью смотрят на «послепиршество» любви.

Разные функции у этих героинь в картине, по-разному сложатся судьбы исполнительниц.

Асю играет в своем роде единственная и неповторимая «натуральная» травести советского экрана Янина Жеймо, ученица фэксов, участница их ранних Эксцентриад и экранизаций.
В «Подругах» у малышки-Пуговки функция героическая, Ася погибает в бою, и над нею, мертвой, говорит торжественную речь Борис Бабочкин в роли большевика Андрея.

В 1947-м Жеймо сыграет свою лучшую роль — Золушку в одноименном фильме Н. Кошеверовой и М. Шапиро — чудо естественности, грации, изящества. И, покинув экран, уедет к себе на родину, в Польшу.

Третья подруга в фильме Наташа — «невостребованное», в контрасте с Зоей, женское естество — И. Зарубина, хорошая профессиональная актриса, затеряется в кинорепертуаре.

Кто бы мог знать тогда, что Зое Федоровой предстоит любовь не с комичным Сенькой и не с обожающим ее супругом, оператором Владимиром Раппопортом, мастером ее экранных портретов, а с американским морским офицером. Что она родит от него дочь, но будет уже в ГУЛАГе. Что сидеть ей в лагере семнадцать лет. Что она вернется в кино и станет активно работать, и сыграет умопомрачительный эпизод вахтерши в общежитии с незабываемым «хеллоу» в боевике «Москва слезам не верит». И что будет она застрелена в собственной квартире при абсолютно туманных и загадочных обстоятельствах...

Зоркая Н. «Цирк» и сверкающие героини Любови Орловой // Зоркая Н. Крутится, вертится шар голубой... М.: Знание, 1998.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera