Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
Таймлайн
19122019
0 материалов
Поделиться
Я давно мечтала сыграть благородную старушку
Алла Демидова о роли в «Настройщике»

Два интервью

Дмитрий Савельев: Алла Сергеевна, после «Настройщика» сложно поверить, что раньше Кира Муратова не проявляла к вам интерес.

Алла Демидова: И тем не менее. Мы ведь были почти незнакомы. Встретились несколько лет назад не то в Риге, не то в Вильнюсе на каком-то кинофестивале, уже не помню. Народ там был киношный, компанейский, а я все это не очень люблю. На фестивали стараюсь не ездить, а если приезжаю, то держусь на обочине. И Кира со своим мужем Женей Голубенко — тоже. Мы на этой обочине с ними встретились и весь фестиваль были вместе. Мне тогда очень понравился Женя с его совершенно особенным юмором, с его рассказами о кошках, собаках... Вот и все наше знакомство, собственно. Потом, уже во время съемок, Кира сказала мне, что, когда они с Женей стали думать про «Настройщика», она вспомнила обо мне. Позвонила, пригласила.

Д. Савельев. Три года назад я приезжал в Одессу на съемки «Чеховских мотивов». Тогда у Киры Георгиевны на площадке было очень интересно, но и очень нервно. А на «Настройщике»?

А. Демидова. Тоже нервно. Так же нервно, как было на «Зеркале» у Андрея Тарковского. Я даже про себя решила: нет, больше мне этого не нужно. Но потом, когда Кира смонтировала фильм и началось озвучание, она успокоилась и стала совершенно другим человеком. И я подумала: боже мой, да пригласи она меня на какую угодно роль — я пойду не глядя.

Д. Савельев. Вам так сложно работать в нервных условиях? Вы не можете построить какие-нибудь психологические заграждения, возвести стеночки прозрачные?

А. Демидова. Не всегда получается. Скажем, театральные актеры моего возраста плохо запоминают большие куски текста во время съемок. Это далеко не только моя проблема, я со многими снималась и потому знаю. Раньше я думала, что меня эта неприятность никогда не настигнет, но вот настигла. На съемках «Настройщика» я делала для себя разные шпаргалочки, прекрасно понимая, что на экране ничего видно не будет.

Д. Савельев. Свидетельствую, что не видно.

А. Демидова. Ну, разумеется. А Кира столкнулась с этим впервые. Наверное, боялась, что будет видно, и по этому поводу безумно раздражалась. Она даже в каком-то интервью заметила: мол, Алла готова запоминать только Чехова и Шекспира. На самом деле я ей просто в ответ на ее недоумение сказала: понимаете, Кира, та полочка, на которой в голове держат тексты для запоминания, доверху заполнена у меня «Гамлетами», «Чайками», «Тремя сестрами» и вообще всеми этими делами, которые я сорок лет играла на сцене. Кире это не понравилось.

Д. Савельев. К вопросу о нервах. Режиссер-женщина или режиссер мужского пола — есть разница? Можно по такому принципу проводить черту или все это глупости, особенно в случае с Муратовой?

А. Демидова. Глупости. Талант не имеет пола. Да, женщины порой излишне нервны, но я знаю многих режиссеров-мужчин, которые на площадке просто устраивали истерики.

Д. Савельев. В фильме вы не расстаетесь со своим пекинесом Микки, носите чеховское имя Анна Сергеевна и даже, кажется, по ходу дела произносите реплику из «Вишневого сада». Муратова сразу придумала вашу героиню как даму с собачкой?

А. Демидова. Нет-нет. Кира приехала в Москву, чтобы порепетировать некоторые сцены, и на первой же репетиции я ей сказала: мне все равно надо будет взять Микки с собой на съемки в Одессу, оставлять его одного на целый день я не смогу, но и работать, зная, что он там где-то у кого-то, тоже не смогу. Давайте я буду сниматься с собачкой. Кира в ответ: но это же сложно, Алла. Сложно по раскадровке. В одном кадре собачка будет лежать на диване, а в другом ее не будет — куда она делась? Но все же попросила на следующую репетицию Микки привести. Когда я его привела, все в него тут же влюбились, и Кира согласилась: хорошо, что-нибудь придумаем. И она, конечно, придумала — как гениальный режиссер. Сказала: вы, Алла, все время держите Микки на руках, и у меня не будет болеть голова из-за того, где он в данную минуту должен быть. В одном-единственном кадре я его отпускаю — когда мы с настройщиком возвращаемся от Любы. Причем со словами: «Микки, ну, в конце концов, ног у тебя, что ли, нет?»

Д. Савельев. Я слышал, будто Муратова вас предупредила: не забывайте, животные переигрывают актеров. А вы ей ответили: ну и пусть. Так было?

А. Демидова. Уже и не помню. Но я обожаю сниматься с животными. В «Стакане воды» играла с черной вороной, в «Маленькой принцессе» — опять же с Микки, он был тогда пушистый, как меховой комок. Может, это — от неуверенности, от желания защититься, прикрыться чем-то. Как в свое время было: если женщина закуривает — это не просто так, не пустой ритуал. Значит, она защищается или напряженно думает о чем-то своем. В любом случае, мне войти в кадр с животным гораздо легче, чем без него.

Д. Савельев. Вернемся, однако, к людям. Любу, закадычную подругу вашей героини, Нина Русланова сыграла блистательно. Ваш дуэт с ней — высший актерский пилотаж. Нина Ивановна трудится в «Маяковке», вы много лет служили на «Таганке», в кино тоже никогда вместе не играли, я специально проверял. А такое впечатление, что всю жизнь партнерствуете.

А. Демидова. Это вахтанговская школа. Она Щукинское училище закончила и я — Щукинское. Меня очень часто раздражают партнеры, даже очень хорошие актеры. Раздражают именно другой школой, другой реакцией. Иногда из-за этого я очень проигрываю, потому что начинаю злиться, ну и так далее. А тут было комфортно.

Д. Савельев. Русланова — легкий партнер?

А. Демидова. Да-да. Как партнер — очень.

Д. Савельев. А тяжелый — как кто?

А. Демидова. Я не знаю, какой она человек. Но думаю, у нее посильнее характер, чем у меня.

Д. Савельев. У вас слабый характер?

А. Демидова. Ну, если сравнивать с Руслановой, то да.

Д. Савельев. Никогда не подумал бы.

А. Демидова. Это только так кажется. Потому что на мне маски всех героинь, которых я сыграла раньше.

Д. Савельев. С Руслановой вам было комфортно. А с непрофессионалами, типажами, которых так любит звать в свое кино Муратова? 

А. Демидова. Нет. Я была к этому немного готова, кое-что уже на репетициях стало понятно. А на съемках я видела, как сама Кира мучилась со своими «монстрами». Это ведь непросто — заставить их естественные оболочки выглядеть естественными перед камерой. Потому что «монстры», в общем, необучаемы. Но все же Кира умеет с ними работать, она к ним приспособилась. Вероятно, потому и снимает одних и тех же. Мне было сложнее. Ну, например, подыгрываю я кому-то из «монстров». Там единственная реплика, работает камера, я стою за камерой и в какую-то щелку подаю текст. А у «монстра» не получается. То одно, то другое. И вот так я провожу часа четыре, согнувшись в три погибели. Одна реплика! А потом у нас с Руслановой кадр — и на это уходит всего три минуты. Тяжело. Но мне повезло. В Одессе, где я не была сорок лет, мне снимали квартиру во время съемок и озвучания. Сначала я жила в каких-то таких летних трущобах под виноградными лозами. Вечерами вокруг все пили-гуляли, стоял одесский гвалт — такая абсолютно коммунальная квартира. Я в это не очень вписывалась, но все видела, слышала и, как мне кажется, чувствовала. Потом мне сняли очень хорошую буржуазную квартиру. Не такую антикварную, как в фильме, а сделанную с большим вкусом. Трехкомнатную, с окнами в классический одесский двор с кошками и всем, что полагается. А еще позже, уже во время озвучания, меня поселили в старом доме, но в отремонтированной квартире. Что называется, евроремонт. Нея Марковна Зоркая, моя подруга, бывая у меня в гостях, говорит, когда слышит про евроремонт: «Алла Сергеевна, нам бы восточный ремонт как-нибудь освоить, не то что евро». Ну так вот, этот одесский евроремонт позволил мне посуществовать в совсем другом социальном круге. Еще вечерами я гуляла с Микки по городу. И вот эта совершенно разная Одесса легла на роль, и она пошла, и мне было легко.

Демидова А. Сниматься к Муратовой пойду не глядя (Беседует Д.Савельев) // Известия. 2005. 8 апреля

***

Нея Зоркая. Ведь вы сразу согласились ехать в Одессу, как только прочли сценарий, не так ли? Кира Георгиевна ошибается, когда в своем объемистом интервью для российского журнала «Итоги» (2004, № 45) заявляет, что «Алла начинала работу в фильме, не скрывая некоего презрения к материалу, повторяла: «Я актриса не бытовая»...

Алла Демидова. Свидетельствую, что не так! Сценарий читать мне Кира не давала, потому что боялась сглазить. Прекрасно помню, как еще летом 2003-го вы рассказывали про любопытный сценарий с детективным сюжетом, найденным в переизданной старой книжке.

Н. Зоркая. Перспектива работы с режиссером Муратовой — это понятно! А чем же вас привлекла «бытовая» провинциальная дама в своей старомодной квартире с мебелью «жакоб», севрскими настенными тарелками и прочим, как теперь выражаются, антиквариатом? Чуть раньше вы снимались в роли Алисы Коонен в фильме Бориса Бланка «Смерть Таирова» — вот это завлекательно: великая актриса, незаурядная личность, легенда etc. Не говорю уж о ваших последних «объектах» на сцене и концертной эстраде: Медея, Гамлет, Библия...

А. Демидова. Роль Алисы Георгиевны Коонен — совсем другое. Там не было по-настоящему ни одной игровой сцены. Я собрала фотографии, перечитала мемуары, прослушала записи, выкрасила волосы в черный цвет. Вышло похоже не столь лицом, сколь пластическим рисунком — позами, интонациями, статическими мизансценами. Голос то низкий, то игровой. Говорят, похоже. Но это скорее ожившие картинки.

А в «Настройщике» — характер, внутреннее состояние. Здесь не нужно искать ни позу, ни голос, хотя я понимаю, что от внешнего рисунка всегда очень завишу. А здесь особенно...

Я знала про эту женщину все еще до съемок — как еще в Театре на Таганке знала все про свою Милентьевну в «Деревянных конях». Даже монолог ей тогда написала, его принял автор — Федор Абрамов. Так теперь и про Анну Сергеевну все-все знала. И ее биографию, и как она вела бы себя в любой ситуации, и любую ее реакцию.

Н. Зоркая. Ведь в кино это ваша первая возрастная роль?

А. Демидова. Пожалуй, да. Правда, у меня и раньше бывали героини старше моих тогдашних лет. Еще когда я снималась в роли Спиридоновой в «Шестом июля», мне говорили: «Алла, вы еще успеете играть возраст!» Но меня тогда проблема возраста не интересовала, интересовал волевой характер.

Но я давно мечтала сыграть благородную старушку, неглупую, добрую, простодушную, наивную — помните, например, фильм «Шофер мисс Дейзи»? Старушку, которая нам бы нравилась, постоянно оставалась мила и приятна, но, конечно, не молодилась.

Н. Зоркая. Однако Анна Сергеевна не получилась у вас старушкой — божьим одуванчиком, она прежде всего именно дама. Дама «со следами былой», согласно лексикону мужчин-ловеласов. Недаром и авантюрная парочка, Лина и Андрей, именуют ее всегда «теткой», а не «старушней» или «бабкой».

И возрастная разница между нею и Любой — Руслановой не особенно прочитывается: по сценарию Любе — сорок, Анне Сергеевне — шестьдесят. Разница скорее в темпераменте, в пластике: корпулентная, порывистая, быстрая Люба, изящная, мягкая, аристократичная Анна Сергеевна. Дуэт вышел бесподобный, радость смотреть ваши с Руслановой парные сцены.

А. Демидова. Сначала у Киры моя героиня была грубоватее, проще. Ближе к Любе, какая она у Руслановой. Русланова — прекрасная, высокопрофессиональная актриса, иметь такую партнершу хорошо, а наблюдать ее игру на площадке сплошное наслаждение. Я с удовольствием следила за ее сценами. Жалею, что не сняли несколько ее крупных планов — трогательных, эмоциональных. В кино такие тонкие нюансы приходится укрупнять. Ведь Люба только внешне ладная и умелая, в душе-то тоже неприспособленная и наивная. У меня Анна Сергеевна кокетливая, Кира находила, что слишком.

Н. Зоркая. В журнале «Огонек» написали, что пожилая дама попросту влюбилась в настройщика Андрея, так ли это?

А. Демидова. Нет-нет, конечно, нет. Это бессознательное кокетство при общении с симпатичным ей молодым человеком.

Мои планы иной раз казались Кире слишком высветленными. Она заставляла их переснимать и делать более резкими.

Значит, поначалу приятельницы были похожи. Обе богаты, вдовы, одинокие. Люба даже богаче, у нее дом-вилла. Мою Анну Сергеевну Кира «подстраивала» под Русланову, предпочитала четкие цвета. В одной сцене мы были даже в одинаковых накидках.

Сшили нам костюмы (потом я заменила некоторые своими собственными платьями). Пришла гримерша и стала у меня на голове громоздить что-то вроде «халы» — помните, была такая прическа в моде. Я ей говорю: «С такой прической я сама кого угодно обману. Мне нужны кудельки, букольки». Гримерша: «Это уже у Литвиновой».

Тогда я увидела валявшийся белокурый паричок пастушка из какого-то старого фильма, напялила его задом-наперед, и вышло как раз то, что мне нужно: легкие, пушистые кудряшки.

Н. Зоркая. Между прочим, я слышала мнение, что вы похожи не с Любой, а вовсе с Линой. Наверное, из-за этой общей белокурой кудрявой головки. Может быть, и потому, что Литвинова (думаю, это лучший ее выход на киноэкран) тоже элегантна, чем-то действительно старшую даму внешне напоминает. Правда, перед нами и антиподы: Лина — сволочь, мерзавка, воплощение эгоизма и самолюбования, хотя и богато одаренная натура. Искусственна в каждом своем жесте. А Анна Сергеевна — абсолютно естественная, какая уж есть (а от природы очаровательная!), «экстравертированная», то есть, по определениям психологов, обращенная вовне, к другим.

А. Демидова. Никакого сопоставления с Линой у меня в замыслах не было, и от Киры я этого не слыхала. Но если кому-то видится, пусть будет. Мне тоже нравится работа Литвиновой, она здесь очень на месте.

Н. Зоркая. Все существование Анны Сергеевны в фильме (а раньше в сценарии) направлено не на себя — на других. Прямо с первой сцены, где настройщика она разыскивает не для ремонта пианино в своем доме, а для подруги, которая недовольна состоянием инструмента.

А. Демидова. Кире важны были всякие мелочи. Например, история с сыром. У Анны Сергеевны стали исчезать из холодильника дорогие продукты — маслины, баночка икры. У нее такой текст: «К нам ходит по воскресеньям один славный мальчик Саша, он очень любит сыр, так вот я специально к его приезду купила грамм триста...». Для Киры почему-то было важно выделить и потянуть «сы-ыр». Я, правда, не поняла, зачем, но если режиссер просит — пожалуйста!

Н. Зоркая. А квартира, хотя и загружена ценными вещами, открыта, без замков и запоров. Какой-то благотворительный клуб, спевки, музицирование... Анна Сергеевна вписана в свой интерьер, заполненный вещами, но не захламленный, уютный, со вкусом. Где происходили съемки?

А. Демидова. В натурной декорации. Это настоящий дом антиквара, все настоящее, комнаты, кухня. Все аксессуары подлинные. А второй дом, то есть Любы, — где-то на краю города, надо идти-идти, трущобы, заросшее болото, ржавые трамвайные рельсы и вдруг оазис — роскошная вилла. В доме все рукотворное, но несколько безвкусно. Тоже работает на тему.

Мне очень понравилась Одесса. Это, конечно, не украинский и не русский, не еврейский, а морской город. Старинный, провинциальный, губернский. Уникальный. Там все немного абсурдно. Рядом с гостиницей «Красная» (я там жила в 1965-м, снимаясь на Одесской студии), которая сейчас на ремонте, особняк, где квартировал Пушкин. Бронзовый Пушкин спускается с тротуара. Он небольшого роста, и, проходя мимо, его можно не заметить и толкнуть плечом. А сами тротуары ужасающие — дыры, ухабы.

Город — прозрачный. Если в районе есть сумасшедший, его все знают.

На пляже существует валун, где девочки снимаются в позах из модных журналов. Туда же подъезжают свадебные кортежи, чтобы сняться на фоне моря и этого камня. Провинция, но уникальная.

Быт у них игровой, быт огромной коммуналки. У одессита спрашивают: «Где вокзал?» Он отвечает: «Там же». Дворничиха метет площадку, там на солнце греются кошки, каждую она обметает вокруг. Иду с маленькой собачкой на руках, с моим пекинесиком. Кричит: «Куда ты с псом? Не видишь — здесь кошки отдыхают!»

И Кира органично впитала дух города. Да и любимые ее типажи, монстры, которыми наполнены все ее картины, и «Настройщик» также, — ведь это все Одесса. И ее «стремление к кунсткамере» — буквальное выражение из текста документальной картины «Кира» В. Непевного. Вставные номера, вкрапления всегда симпатичных уродов, бомжей, психов, оригиналов — как лирические отступления в «Евгении Онегине»! Они создают объем и атмосферу. Моя собачка вызывала на улицах постоянное любопытство и симпатию. «Какая порода?» — спрашивает незнакомая женщина. «Пекинес», — отвечаю. «Пекинес? Значит, из Пекина, китаец? Странно! А глаза русские!» Глаза у Микки карие, огромные, выпуклые.

Н. Зоркая. Про Микки в «Настройщике» расскажите. Не буду повторять удачные, но уже отработанные журналистами отсылки вашей Анны Сергеевны к ее чеховской тезке, даме с собачкой. Тем более что Микки уже имеет собственное «реноме» в кино: отлично снялся и в титрах значится среди исполнителей ролей. Здесь он вам нужен был «со значением» или просто из-за вашей к нему привязанности, нежелания надолго расставаться?

А. Демидова. Я люблю животных в кадре рядом с собой. В «Стакане воды» это была черная ворона герцогини Мальборо. В «Настройщике» — Микки. Он мне нужен был как родная душа. И выполнил свою задачу.

Когда я Кире сказала, что хочу сниматься с ним вместе, она заметила: «Помните, что животные на экране всегда переигрывают актеров?» Я сказала: «Пусть!»

Он уже старенький, пушистая пекинесская шерсть облезает, спинка голая. Я сначала прикрывала его, но Кира сказала: не закрывайте, разговаривайте с ним. И мне кажется, что она полюбила Микки. Во всяком случае, когда я звоню в Одессу, она всегда меня спрашивает, как Микки поживает.

На озвучании ему поставили микрофон, а он заснул. Тогда я взяла швабру, и он залаял, что и требовалось.

Н. Зоркая. Он всех и переиграл! Недаром именно он после переворачивающего душу финального монолога Анны Сергеевны, прижавшись у вас на коленях, своим коротеньким и тихим «гав-гав!» как бы ставит точку всей экранной истории.

Алла Сергеевна, вы хотели бы снова сняться у Муратовой?

А. Демидова. Кира спросила: «Пойдете еще раз ко мне в картину?» Я ответила: «Да, если дадите мне роль, противоположную этой». Она: «Тогда вам надо сыграть Демидову или Муратову».

Демидова А. Я давно мечтала сыграть благородную старушку // Искусство кино. 2005. №1.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera