Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
Таймлайн
19122020
0 материалов
Поделиться
Я не говорю о приоритетах, я лишь устанавливаю отличие
О разнице между кино и мультипликацией

(Фрагмент лекции - 1997 год)

Вопрос: периодически читая Ваши статьи и интервью, я находил у Вас один тезис (он варьируется), который, если его огрубить, заключается в том, что анимация гораздо больше, чем другие жанры и виды, выявляет тайну кино. Не могли бы Вы это пояснить?

Можно было бы сразу сказать: поскольку тайна, то пояснить не могу. Но все в действительности не так просто. Не то чтобы я теоретизировал, но, как каждый из вас размышляет над теми или иными проблемами, так и меня эта проблема очень интересует. Интересует сразу по нескольким направлениям. Одно время (и довольно долго) приходилось доказывать, что мультипликация — тоже искусство. Причем чаще всего приходилось доказывать коллегам. Потому что иногда я слышал от них: «Ну, хорошо, художники рисуют, а режиссеры-то что у вас делают?» Невежество, заключенное в этом вопросе, может быть выставлено в музее... не знаю... революции, наверное. Что значит «что делает режиссер?»..? В мультипликации все — и художник, который рисует все от первого листа до последнего момента, — и режиссер, и кинооператор — составляют всю эту толщу изображения, всю толщу действия, которое потом должно развернуться на экране. В этом смысле нет ровным счетом никакой разницы между игровым кино или документальным. Разница лишь в том, что документальное кино имеет дело с событием, которое происходит в данный момент перед кинокамерой и как бы само себя формирует, само себя развивает, а уровень режиссера-документалиста заключается в том, насколько он способен усмотреть в этой точке действия — людского скопления, мира или жизни человека — предполагаемое событие. Он в данном случае выступает как... прорицатель, что ли. Как человек, который ожидает, что в этой точке мира что-то произойдет. А в мультипликации всему, что составляет действие, мы должны еще только дать статус времени, которого не существует — в одном отдельно взятом кадре его нет. В тот момент, когда мы начинаем это время составлять из отдельных кадриков, и формируется то, что мы называем временем в кино. И в этом, мне кажется, принципиальное отличие мультипликации от документального кино и игрового. Я не говорю о приоритетах, я лишь устанавливаю отличие...

Но один важный момент стал для меня теперь абсолютно безусловным — то, что мультипликация способна соединять, казалось бы, несоединимое. Она может раскрывать действие на любых изобразительных этажах — от абстрактного до суперреалистического, гиперреалистического. А в компьютерной анимации, компьютерном изображении... так это вообще сверх- сверхреальность. Так что мы совершенно спокойно можем рассуждать о многожанровости, многослойности анимации. В игровом кино это редко кому удается.

Приведу в пример фильм «Покаяние» Тенгиза Абуладзе. Я очень уважаю этого режиссера и люблю его фильм «Мольба». А вот «Покаяние» для меня — не достижение, а проигрыш. Я сейчас откладываю в сторону чисто политическое воздействие фильма и вообще мужество самого режиссера — это само по себе. Я говорю только о том, что внутри этого фильма происходит. Об этой попытке соединить несоединимое в игровом кино. Фильм разламывается. Или это не достигает такой степени шутовства и ерничества, когда все превращается действительно в высокую трагедию, как это случилось, допустим, в фильме «Гибель богов». Там тоже соединяется, казалось бы, несоединимое. Но соединяется же! Висконти, этот аристократ кино, самый великий, наверное, аристократ в кинематографе, безупречно владел кинематографическим изображением и его материей. У него, с одной стороны, эта вот безупречность, а с другой стороны — почти клюквенный театр («я истекаю клюквенным соком»). Там, где, казалось бы, действие насыщается колоссальной драмой. Идет расстрел штурмовиков, но что он делает?.. Он ведь поливает их почти бутафорской кровью, сразу же снимая физиологизм.

Примеры, когда в игровом кино это удается, безусловно есть. Можно в этой связи вспомнить и Параджанова, который был в этом смысле, быть может, самый безупречный мастер. После «Теней забытых предков» он, как мне кажется, понял, что абсолютно свободен. Как тот булгаковский герой, который крикнул: «Свободен! Свободен!», Параджанов вдруг оказался свободен и стал делать «Цвет граната». Я много раз смотрел этот фильм, правда, в версии усеченной, не авторской. Но даже в ней ты видишь, что изображение доведено до феномена мультипликационного, если хотите. Впрочем, можно говорить не только о мультипликационном эффекте, можно говорить также о кукольном театре, о кукольном действии, вот что удивительно!

Другими словами, свободы, которых добивается режиссер в игровом кино, мультипликации даны изначально, поскольку тут все рукотворно, все условно, все нарисовано... Но наступает момент, когда на этом растяжении — при всей условности! — действие приобретает колоссальную драматургическую силу. Когда это происходит, я думаю, и сам режиссер не всегда может понять. Зритель тоже. Но он может сказать: «Меня обманули! Меня хотели развеселить. Мне предлагали шутовство. А все вдруг оказалось настоящим: настоящие драмы, настоящие слезы...» Это, может, самое колоссальное напряжение, которое мы способны достичь в кино. Не это ли имел в виду Чаплин, говоря, что для него самый сильный момент в фильме тот, когда одна половина зала смеется, другая плачет? <...>

Норштейн Ю. Тайны анимации, или как делается «Шинель» // Киноведческие записки. 1999. № 41.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera