Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
Таймлайн
19122020
0 материалов
Школа «анимационного переживания»
О последователях Норштейна

Если наскоро и начерно расчленять весь наличный поток анимационной кинопродукции, то, как нам представляется, действительно можно говорить об «авторском» и «коммерческом» фильме (при всей приблизительности такого деления вообще).
На следующем шаге мы сталкиваемся с другой, довольно неожиданной для нашего кино проблемой: определения нескольких школ, которые к сегодняшнему дню сложились и некоторым образом пульсируют внутри авторского аниматографа (хотя каждый раз об этом приходится говорить тоже достаточно условно, применяя слово «направление» или какое-либо иное).

...И В ЧАСТНОСТИ

Прежде всего, это школа Юрия Норштейна, на сей раз почти что в буквальном смысле школа, ибо в нее входят и прямые, непосредственные ученики мастера, уроки которого, впрочем, усваивают и ученики далекие и просто эпигоны, откровенно профанирующие его уникальный опыт. Для этого опыта, становящегося достоянием «школы», характерны тонкость, артистизм и, главное, повышенный психологизм анимации. Живописность кадра — причем не только ему самому присущая, внешняя, но и почти мистическим образом реализующаяся, если угодно, уже в самом зрителе, его воспринимающем сознании.

Школа Норштейна уникальна даже для мировой практики своей содержательной многозначительностью и лирической сосредоточенностью, а также тем, что создаем, так сказать школу, «анимационного переживания», если заимствовать классическую терминологию К. С. Станиславского. Автор-аниматор неизбежно буквально проживает каждый кадр и весь фильм, пропуская через себя самого, словно наследуя тот трагизм, то духовное напряжение, которые русский актер принес на мировую сцену в начале XX века.

Владимир Петкевич (фильмы «Ночь», «Сказочка про козявочку», «Дерево Родины», «Как стать человеком», снятые в Свердловске), Елена Марченко («Лафертовская маковница»), Александр Петров (художник и режиссер фильма «Корова»), — все они склонны к усложнению художественного языка, ищут нетривиальные, часто очень трудоемкие технологии, дающие зато максимальный, чисто артистический эффект, но притом и непременно психологический.

Игорь Волчек из Белоруссии — в лирическом «Каприччио», в жесткой параболе «Кончерто гроссо» так же ориентирован, но, увы, менее внятен. Не случайно все они литературоцентричны, разрабатывают вариации на темы высокой словесности: Андрей Платонов, Леонид Андреев, Дино Буцатти, как не случайна у всех и некоторая сумрачность — и эмоциональной тональности, и самой картинки. Это дает определенные основания раздраженным коллегам говорить о засилии «черного кино», губящего добрую старую анимацию, изначально предназначенную быть веселой и простой... Разумеется, тут говорит резкость неприятия или непонимания, однако чутьем угадываются и возможные тупики, опасность этого пути. <...>

Прохоров А., Гуревич М. Блеск и нищета советской анимации // Союзинформкино. Кино — детям. Кино — молодежи. Вып. 4. 1990.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera