Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
Таймлайн
19122020
0 материалов
Поделиться
Андрей Плахов о фильме «Космос как предчувствие»
Бренд «Русский космос»

Северный портовый город с нависшими тучами и бурым океаном, вдали пришвартовано иностранное судно Lake Michigan. Полувековой давности советский быт с фарцовкой и стуком. Рабочая столовая с братвой, развлечения — бокс в заплеванном спортзале и ресторан с пышногрудыми девочками-официантками. Из этого морока и тумана, пригодных для создания российского нуара, выделяются две мужские фигуры, два героя. Один, по прозвищу Конек, — наивный повар-боксер (Евгений Миронов), любитель побузить, но после ночной пьянки готовый встать ни свет ни заря и начать новую жизнь в спортзале. Другой, с оперным именем Герман и соответствующим апломбом (Евгений Цыганов), темнит, рассказывая сказки про секретное госзадание типа предстоящего полета в космос, ради которого нужно вычерчивать маршруты на карте, слушать контрабандный транзистор и зубрить английский. Две сестры-толстушки Лара и Римма будут лавировать между ними, как между двумя большими кораблями, натыкаясь то на одного, то на другого, испытывая женским чутьем, кто из них надежнее, крепче связан с землей, а кого отпустит притяжение и подхватит космическая стихия.

В этом году, как никогда, острое внимание было привлечено к тому, какой фильм представит Россию на ММКФ. И на «Кинотавре» в Сочи, и сейчас в рамках фестиваля в Москве проходят нескончаемые дискуссии о «новом патриотизме», одним из инструментов которого опять становится кинематограф. Склоняется новомодное слово «блокбастеры»: не с этими ли коммерческими монстрами будет теперь связываться изменившийся имидж российского кино?

«Космос как предчувствие» дает несколько другой ответ на этот вопрос. Фонетически «блокбастер», хотя это и не прямой перевод с английского, наводит на мысль о блоках, стереотипах и клише, из которых складывается успешный кинопроект. Фильм Алексея Учителя тоже сложен из «блоков», хотя и другого состава. Здесь прочная, но вовсе не железобетонная сценарная основа Александра Миндадзе, который в своей классической манере сталкивает двух мучеников идеи в мужском поединке, связывая их узлом любви-противостояния. Здесь операторская работа Юрия Клименко, который бараки и злачные места снимает не менее изысканно, чем дворцы и салоны. Здесь актерские роли (добавим к названным Ирину Пегову и Елену Лядову), в которых типажная оболочка столь же важна, как психологический скелет. Все это собрал вместе режиссер Алексей Учитель. Его путь от документализма к маньеризму, от академизма к импровизации свидетельствует об упорстве, способности извлекать уроки и самому ставить задачи. «Космос как предчувствие» — это не продюсерский кинематограф блокбастеров, но в нем заметно меньше, чем принято у нас, нарциссизма авторского кино.

Чего не хватает фильму, чтобы стать русским аналогом «Унесенных ветром»? Нет, не масштаба, если иметь в виду постановочный шик и массовки (они, кстати, есть), а эпического ритма. Александра Миндадзе в его сценарной прозе не впервые тянет к крупногабаритным кораблям и большим темам (вспомним «Армавир»), но над романом всегда берет верх притча. А притча означает герметизм, зашифрованность. Некоторые шифры в фильме так и остались утоплены в координатах того времени и места, которые уже мало что говорят новым поколениям зрителей, даже российских. Есть и ненужные элементы «ленинградской школы», когда плохо прослушиваются реплики персонажей, а камерный сюжет во второй половине картины теряет внятность, необходимую для взлета в эпос.

Тем не менее идея реанимировать брэнд «Русский космос» глубоко правильная — и вовсе не из патриотизма, а из чистого прагматизма. Эта идея связана и с русской философией космизма, и с ностальгической утопией быть «впереди планеты всей», но главное — она связана с лучшим десятилетием в истории ХХ века, когда люди действительно верили в светлое будущее и близкий космос, в мирный атом и братство народов. Именно тогда, сидя за железным занавесом, мы непонятно как, но ощущали себя частью цивилизованного человечества, к которому сегодня тщетно пытаемся примкнуть. Именно космическая мифология, если ее до конца раскодировать, может задышать в современном кинозале. Недаром в параллель появилась очаровательная мистификация екатеринбуржца Алексея Федорченко «Первые на Луне». Алексей Учитель тоже нас мистифицирует, вплетая придуманных персонажей в подлинный исторический сюжет и готовя финал, где хроника и реальный Гагарин прорастают сквозь мелодраму задворков.

Плахов А. «Космизм ситуации». // Коммерсантъ. 2005, 24 июня

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera