Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
2021
2022
Таймлайн
19122022
0 материалов
Модернизированный обыватель
О фильме «Лиса, Бобер и др.»

Окончательно вырваться из тисков мелкотемья и шаблонов мультипликационной формы, вновь вернуться к поискам жанрового многообразия Цехановскому удалось только в фильме «Лиса, Бобер и др.»

Как бы подтверждая серьезность задач мультипликации, Цехановский после многолетнего перерыва ставит фильм для взрослых.

Режиссер словно продолжает линию своих прежних поисков, прерванную в середине 30-х годов. Снова пробуждается интерес Цехановского к кинопортрету. Это попытка создания кинопортрета С. Михалкова. Михалков сам читает текст басен с экрана, сам представляет зрителю своих героев. Цехановский использовал здесь прием, близкий тому, что некогда применил в «Сказке о попе» — Михалков держит в обеих руках листки бумаги с «портретами» персонажей. Изображения оживают и вступают во взаимодействие. Появление Михалкова вносило в фильм известную иллюзию непосредственного общения зрителя с автором. 

Фильм «Лиса, Бобер и др.» состоит из двух басен. Первая из них — «Лев и ярлык» — весьма остроумна, интересна по рисунку, приятна по цвету. И все-таки вторая — «Лиса и Бобер» — настолько превосходит первую, что та просто забывается.

Цехановский сумел сделать свежий, оригинальный и современный фильм по, скажем прямо, навязшей в зубах басне. Он продолжил здесь свою давнюю сатирическую тему, начатую еще «Сказкой о попе», тему разоблачения обывательщины.

Движение истории, время накладывают свой отпечаток и на внешность обывателя, меняют его образ жизни и времяпрепровождение, оставляя в неприкосновенности его духовное ничтожество. В «Сказке о попе» — обыватель кондовый, с клопами и самоварами. В «Лисе и Бобре» — модернизированный, владеющий холодильником, танцующий «ча-ча-ча» и разъезжающий по модным курортам.

Разоблачение бытия современного мещанства — тема фильма Цехановского, но не басни Михалкова. Содержание басни мельче. Оно, в конце концов, сведено к неглубокой морали для бобров: во имя собственного благополучия не увлекаться молоденькими лисами. По глубине захвата сатирического пласта фильм ближе, пожалуй, к Маяковскому, чем к Михалкову. Еще в «Сказке о попе» заметна была и формальная близость к плакатному публицистическому стилю Маяковского. В «Лисе и Бобре» Цехановский предпочел иную стилистику. Фильм течет легко, изящно, иронично. Он лишен гротескных преувеличений. Режиссер вглядывается в тысячу мелочей убогого обывательского житьишка, присматривается к деталям поведения современного мещанина.

Вот Лиса приемами опытной соблазнительницы завоевывает сердце Бобра. Кокетливо задирает край юбочки, показывает ножку, «вертит хвостом» не только в переносном, но и в прямом смысле. А пожилой, почтенный на вид Бобер, в добротном пальто, в каракулевой шапке, в калошах, совсем растаял. Обнажая свои бобровые резцы, поет Лисе чувствительный романс и, как на гитаре, подыгрывает себе на солидном учрежденческом портфеле.

Совсем другим становится Бобер, когда направляется домой к своей старой Бобрихе. Здесь-то он чувствует себя властелином, семейным божеством, которому все позволено. Как уверенно и солидно поднимается он по лестнице, звонит в дверь. Открывают не сразу. И Бобер привычным движением поворачивается к двери задом и стучит ногой. (Тот же прием попытался было применить Бобер в другой раз, когда пришел мириться к Бобрихе, но вовремя опомнился, смутился,) Бобер укладывается спать. Сколько наблюдательности, едкой иронии в этом маленьком эпизодике из жизни обывателя. Как он раздевается. Как самодовольно похлопывает себя по круглому брюшку. Как, окруженный заботой Бобрихи, устраивается поудобнее на постели.

Лиса и Бобер приехали на Черноморский курорт. Зритель видит их белые тела, распростертые на пляже. Еще секунда — и солнце окрашивает их шоколадным загаром. Наши герои немедленно переворачиваются, как блины на сковороде, и подставляют солнцу белые спины. Еще мгновение — спины тоже стали темно-коричневыми.

А вот несчастный стареющий Бобер просыпается в доме у Лисы. Пытается что-то сказать — не может. Ах, вот в чем дело: в стакане на столике лежит его вставная челюсть — те самые два резца, что так сладко обнажались в улыбке.

Иногда это только забавные шутки, а иногда — метко пущенные сатирические стрелы, обнажающие животную натуру мещанина.

Вот Лиса и Бобер чинно сидят за столиком в ресторане. Подают обед. Лисе, конечно, курицу, Бобру — рыбу. Куда девается благовоспитанность. Лиса и Бобер совершенно по-звериному вгрызаются в пищу и мгновенно обчищают кости.

Наконец, встреча Бобра с соперником. Другой Бобер, длинный и худой, поет Лисе тот же романс, что пел когда-то наш знакомый. И вот начинается драка. Соперники, ощетинившись, пригнувшись, прижав уши, касаясь друг друга носами, ходят по кругу: не то два испанца, собравшиеся сразиться на навахах, не то готовые вцепиться друг в друга коты.

Такие остроумные находки разбросаны по всему фильму. Причем многие из них принадлежат жене Цехановского — Вере Всеславовне Цехановской. Художник-график, с первых шагов Цехановского в кино она стала его верным помощником: работала в фильмах Цехановского художником мультипликатором, ассистентом режиссера, художником-постановщиком, а начинала с фильма «Девочка в джунглях» и режиссером-постановщиком.

Приплетает легкость и изобретательность, с какой авторы фильма находят источники для комических положений. В басне Михалкова, например, упоминается, что Бобер встречает приятеля Ежа, «спускаясь как-то к водопою». Это понятно: ведь Бобер и Еж — звери. А в фильме «водопой» обозначен популярной вывеской «Пиво-воды».

По сравнению с предшествующими фильмами Цехановского в «Лисе и Бобре» слово играет менее существенную роль. Зато, пожалуй, впервые за много лет в полную силу звучит музыка. Музыка к фильму, написанная А. Варламовым, гротескная, острая по звучанию, местами пародийная. В некоторых, вероятно, самых лучших эпизодах фильма текста нет вовсе, музыка становится ведущим выразительным средством. Она определяет и ритм монтажа, и ритм внутрикадрового движения.

Так сделан эпизод катания на лыжах. Чтобы угодить Лисе, Бобер впервые в жизни решил заняться спортом. Но годы не те. Мешает брюшко. Ковыляющая музыкальная тема сопровождает мучительные попытки Бобра вскарабкаться на гору. Теперь надо спуститься вниз. Стремительная музыкальная тема сопровождает быстрый и красивый спуск Лисы. Теперь очередь за Бобром. Уже только одни барабаны передают сложный ритм его спуска. Пытаясь удержаться на ногах, он выделывает самые немыслимые пируэты, теряет лыжи падает, пытается удержаться за проносящуюся мимо елочку, но вырывает ее с корнем, наконец просто катится кубарем, весь облепленный снегом. И вот уже под грозный барабанный бой несется, подпрыгивая, огромный снежный ком. Он разбивается и обнаруживает обалдевшего от страха лыжника.

Изощренное чувство движения, сложный монтаж изображения и звука Цехановский на этот раз использует по-новому, для создания сатирических образов. С помощью приемов, примененных еще в «Почте» и «Пасифике», режиссер показывает, как Лиса с Бобром «прожигают жизнь», передает буйный вихрь обывательских наслаждений. В ритме стремительной музыки вращаются колеса поезда. В музыку вплетается звук выброшенной из окна разбивающейся бутылки, затем мелодичный звон бокалов — это Лиса и Бобер по дороге на Юг пьют шампанское. Все быстрее мелькают красные колеса поезда. Он влетает в туннель, и вот уже видны голубые воды теплого моря. Лиса и Бобер загорают под звуки заезженной пластинки («Море синее играло бирюзовою волной...»). Танцуют. Закусывают в ресторанчике. Снова загорают. Снова ныряют. Снова танцуют. И вот уже опять мелькают колеса поезда. Навстречу им летят желтые листья. Осень, Лиса и Бобер возвращаются домой. Стремительный монтаж. Быстрые и сложные движения танцев под откровенно пародийную джазовую музыку. Кадры танцующих Лисы и Бобра чередуются с кадрами оркестра (среди музыкантов, приплясывая, играет на саксофоне корова в желтом вечернем платье).

Очень важно, что в фильме «Лиса, Бобер и др.» содержание находит, наконец, точно соответствующую ему графическую форму. Движения персонажей очень естественны и достоверны, хотя фильм и сделан без использования эклера.

По-новому дано в фильме графическое изображение окружающей героев среды. Художники фильма тщательно перечисляют приметы обывательского благополучия в квартире Бобра и в квартире Лисы. Но интерьеры фильма вовсе лишены живописной иллюзорности предшествующего периода. Детали обстановки, изображенные более или менее условно, свободно располагаются на белом пространстве кадра, подобно тому как располагаются изображения на пространстве книжной страницы. Здесь использован иной, чем в прежних фильма«, принцип изображения. Там — «картинный», здесь — «условно-графический». Этот принцип Цехановский использовал в своих первых рисованных фильмах и. снова вернулся к нему, когда графическая условность в советской мультипликации стала одерживать верх над тщетными попытками приблизить рисованный фильм к живописному полотну. Своеобразная компоновка кадра определила и своеобразный колорит: большие белые плоскости сочетаются с пятнами чистых локальных цветов — ярко-голубого, зеленого, желтого, красного. <...>

Кузнецова В.А., Кузнецов Э.Д. Цехановский. Лиса, бобер и др. — Л. Художник РСФСР, 1973

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera