Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
2021
Таймлайн
19122021
0 материалов
Плохиш
Александр Баширов в трилогии Соловьева

Валентин Компостеров. По профессии — терминатор, по призванию — призрак коммунизма, с виду — новый человек.

С родственниками нелегко. Маму зарезал, отце зарубил, сестренку-гимназистку в очке утопил. Теперь сирота и пользуется льготами.

В детстве сильно обижен евреями — распяли, носатые, его любимого Христа. С тех пор платит евреям их же монетой.

Любит Есенина. В арбузе выедает серединку. Обожает кататься на колесе обозрения, за что его и прозвали чертовым и теперь обходят стороной.

«Дом под звездным небом». Реж. Сергей Соловьев. 1991

Автор и исполнитель садистских куплетов. В частушке «Маленький мальчик нашел пулемет» реализовались затаенные детские мечты.

Вороват. Имеет правительственные награды «За отличные часы», «За передовую науку», «За мясную индустрию».

Каноническое развлечение — подкрадываться ночью к маленьким детям и спрашивать сладко: «Мальчик, а ты не опаздываешь в школу? Ай-ай-ай!» С каждым годом эти засранцы пугаются все меньше. Показал бы он им кузькину мать, да мешают злые демонократы.

Обнаруживает отдаленное сходство с захаровским Драконом.

Сквозной герой Александра Баширова в патриотической трилогии Соловьева — самый что ни на есть ~ Дракон, по голове на серию. Первая голова — прямолинейная и бесхитростная, в мундире, вся какая-то «сплеча» («АССА»). Вторая — очень домашняя, в халате, о смерти Сталина по утрам слушает и, как первую любовь, переживает заново чейнстоксово дыхание (у Захарова она дружелюбна, псевдогуманна, носит белый костюм и карает стрелочников). «Третья голова — самая страшная», — говаривал Эльзин папа Ланселоту при виде чудовища в кимоно и со всякими восточными штучками. Вот Компостеров и есть — третья.

Он по-азиатски агрессивен, сексуально невоспитан и бессмертен. Кончина его — на кончике иглы, спрятанной в лимоне, растущем на высоких горах, на крутых берегах, для крутых — короче, ты не достанешь. Жизнь его — наказанье дуракам. Цветная татуировка на заднице указывает на принадлежность к одной из изощренных восточных мафий. Судя по проступающим профилям Ленина-Сталина, мафия наша, но крашеная.

Компостеров — бес фашистской группы. Как известно, любой фашизм стоит на трех китах — непобедимой и легендарной армии, великой и единственно правильной расе и сексуальной извращенности. Приоритет первого и второго налицо, на третье всему миру показывали пальцем Висконти, Казани, Фосс и Бертолуччи, вот теперь Соловьев. Его герой обожает нарядиться бабцом, «наложит толу под корсет — проверяй, какого полу твой сосед». Остальные киты тоже тут как тут. То он в зеленой фуражке встречает академика на пограничном контроле — мышь не проскочит, пехота не пройдет и бронепоезд не промчится. Очень похоже на анчаровскую «Песню психа, который никому не хотел отдавать свою пограничную фуражку». То является на юбилей академика в алой косоворотке с полным лукошком антижидовских частушек. То опять напялит платье в горошек и накрасит губы.

Отдел 17Б-прим, в котором служит Компостеров по сыскной линии, — это беспрецедентный психиатрический диагноз, можно сказать, приговор. Если эпилепсия идет в нашей невропатологии под кодом «2Б», маниакально-депрессивный психоз — «5Б», а психопатия — «7Б», то 17Б, да еще прим — это уже совсем смертельный номер. «С ума сводим», — обычно представляется компостеровский напарник.

Лишь одна у Призрака беда: его, как и положено в сказках, хорошо видят дети. Всю жизнь так любивший песню «У власти орлиной орлят миллионы», он и не подозревает, чем могут ему грозить двое влюбленных малолеток с автоматами-кладенцами. Очень скоро ему придется пересчитывать на себе, бессмертном, пулевые пробоины. Младшенькие Башкирцевы пленных брать не намерены.

Горелов Д. Плохиш // Экран. 1992. № 6.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera