Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
Таймлайн
19122019
0 материалов
Плоское правдоподобие
Критика до запрета фильма

Валентина Ивановна отнюдь не исключительное существо, она рядовой человек, никаких необычных приключений с ней не происходит; она просто полюбила геолога, с которым, грубо говоря, «не сошлась характером». Все попытки зрителя найти, понять, уловить пафос ее личности оказываются безуспешными. Его невозможно обнаружить, сколько ни ищи. Его нет! Хотя автор очень обстоятельно показывает героиню и дома ‹…›, и на работе ‹…›, образ остается неясным и неуловимым, как тень. То, что можно было бы назвать определенностью характера — его четкость, его своеобразие, — полностью отсутствует в образе центральной героини «Коротких встреч».

Толстой говорил, что в изображении душевной жизни и характера героя самое трудное — совместить «генерализацию и подробности», то есть раскрыть существо характера и множественность его проявлений, часто противоречивых деталей в каждодневном протекании его жизни. Так вот, в фильме К. Муратовой утеряна, и не то чтобы утеряна, а просто отсутствует генеральная линия характера — автор, как мне кажется, и не ставил своей задачей найти ее, она складывается для нас из рассыпающихся подробностей. Вот почему невозможно понять, уловить пафос характера героини, его центральную идею. Этот образ можно спокойно толковать по-разному, и мне уже довелось слышать от зрителей (при этом отнюдь не враждебно, но, напротив, благожелательно настроенных по отношению к фильму) два резко противоположных толкования. Первое таково: дело, мол, не в сюжете ‹…›, а в том, что хозяйка, Валентина Ивановна, — замечательный человек, целиком отдавший себя своему делу, не способный ради личной жизни отказаться от своей работы, от своих общественных обязанностей, — вот откуда ее расхождения с Максимом. Довелось слышать и другое толкование: портрет Валентины Ивановны будто бы дан несколько иронически — она настолько поглощена служебной «стихией», мнимой полнотой своей жизни, что ей, в сущности, отказано в способности к серьезному, большому и глубокому чувству — обилие суеты в ней и вне ее мешает ее личному счастью.

Не проясняет идейного замысла фильма и главный его герой — геолог Максим в исполнении В. Высоцкого. В отличие от Валентины Ивановны, чья душевная жизнь расколота, раздроблена, поглощена всякого рода «суетой», его внутренний мир органичен, естествен, свободен (так, кажется, должно быть по замыслу авторов). А получается просто персонаж с гитарой, напевающий какие-то незапоминающиеся песенки.

‹…› Опираясь на некоторые особенности диалогических реплик Максима, исполнитель произносит их с какой-то особой, однообразно-иронической интонацией. Ни слова не скажет он в простоте, каждое обязательно с ужимкой. Он не играет, он пробалтывает слова. Манера, отнюдь не обогащающая произносимый текст. Странный получился в итоге персонаж с гитарой, никак не способствующий прояснению ни мысли фильма, ни образа героини.

Когда зритель пытается угадать, что же скрывается за непрезентабельным и несложным сюжетом, то оказывается, что, собственно, ничего он в себе не скрывает. Впрочем, сюжет для автора не так уж и значителен. И это не случайно для некоторых произведений нашей кинодраматургии. При этом сценаристы очень часто ссылаются на Чехова-драматурга, утверждая, что авторы стремятся решить тему, как принято иногда говорить, «в чеховском плане». Но Чехов тут решительно ни при чем. 

‹…› При этом я вовсе не имел намерения сопоставлять пьесы Чехова и сценарий Жуховицкого и Муратовой с точки зрения их художественных достоинств. Я хотел только показать, насколько беспомощен сценарий в своем стремлении использовать отдельные черты известного типа поэтики, в которой и ослабленность внешнего действия, и широта, и напряженность действия внутреннего, и текст, и подтекст, и взаимоотношения этих двух сторон диалога требуют необычайно тонкого и точного литературного мастерства.

Читатель и зритель возразят мне: может быть, вы и правы, но ведь речь идет не о выдающихся, исключительных, а о рядовых людях, не о трагедии высоких страстей, а об одной из будничных драм каждодневной жизни. ‹…›

Надо покончить с одним недоразумением. Нелепо думать, будто рядовые люди — это люди, меньшие по масштабу внутреннего мира. Отличие рядовых людей от героев, на мой взгляд, лишь в масштабе деятельности.

‹…› Современны ли персонажи фильма «Короткие встречи»? Как отразилась история нашей эпохи на их биографиях, характерах, на их отношениях с другими людьми? Каков жизненный опыт Валентины Ивановны? Что пережила она за свою жизнь, в каких ситуациях побывала, какими историческими событиями была затронута? Ведь это человек определенного времени — так где же, в чем признаки времени в этой личности?

Драматургия «Коротких встреч» — это драматургия, которая не решает ничьей судьбы, потому что чужда действительного, подлинного драматизма, все сосредоточено на незначительной истории личных отношений героя и героини. Право, по жанру это интимная песенка, а не драма.

В образе центральной героини есть одна черта, которая кажется мне примечательной и важной для определения того направления, к какому примыкает этот фильм. К. Муратова — безусловно, талантливая актриса. И в том, как рассказывает она о своем томительном одиночестве, и в том, как раскрывается она в романе с Максимом, и, наконец, в том, как разговаривает она с людьми, есть трогательность, есть незаурядное обаяние. Думаю, что именно эти качества прежде всего существуют для тех зрителей, которые готовы защищать картину и спорить о ней часами. Мне доводилось беседовать с теми, кто принимает этот фильм, и я почувствовал, что они принимают его и благодаря такой черте, как трогательность.

Но слово «трогательность», выбранное мною для характеристики фильма, обязывает. Как и слово «направление», которое стоит в начале предыдущего абзаца.

‹…› Много лет назад у нас было в ходу противопоставление «тихого» кинематографа Герасимова «громкому», «звучному» кино Пырьева и некоторых других режиссеров. Герасимов в первых своих звуковых фильмах ‹…› «изобрел», так сказать, бытовой, тихий актерский говор, интонацию сдержанную, домашнюю. ‹…›

Работа Муратовой внешне выполнена в той же манере. Но здесь кончается сходство и начинаются различия. ‹…›

‹…› Герасимову никогда не была свойственна игра приемами кинематографического повествования, неизбежно ведущая к претенциозности ‹…›.

К. Муратова, к сожалению, излишне, в ущерб собственной мысли озабочена приемами кинематографической выразительности. Я думаю, что странные композиционные перестановки, смещение времен в повествовании, возвраты к прошлому, сознательное нарушение реальной логики в фильме «Короткие встречи» призваны компенсировать недостатки однолинейного сюжета. Ведь если бы выстроить в одну линию, попытаться прямо развить сюжет, скудость содержания, мысли, идеи фильма выступили бы во всей неприглядности. Поэтому и возникли неожиданные переходы из настоящего в прошлое и обратно, которые так часты в «Коротких встречах». Все-таки вся эта монтажно-повествовательная суета в какой-то мере придает фильму сюжетное напряжение. Когда вглядываешься в картину, возникает впечатление, что режиссер, сидя за монтажным столом, просто-напросто переставляет отдельные куски, в сущности, никак эти перестановки не оправдывая.

Выше я сказал, что К. Муратова — талантливая актриса. Скажу больше — она, бесспорно, талантливый постановщик. В фильме есть несколько жанрово-бытовых сцен (сцена в парикмахерской, сцена с женщинами в комнате у Валентины Ивановны), интересно и ярко поставленных. Она умеет работать с актером, и два образа в фильме вылеплены интересно и своеобразно — я имею в виду Надю (артистка Нина Русланова) и Любу, которую играет непрофессиональная актриса Л. Базальская-Стриженюк.

‹…› Но кроме ‹…› лирической линии неудачной любви к Максиму есть в образе Нади и еще одна в высшей степени серьезная и значительная тема. Это тема ее привязанности к родному селу, к природе, к простору. Она не любит города и томится в нем, и возврат в родные места — это не только бегство от человека, в которого она влюблена и который ее не любит, но и возвращение в родную стихию.

Следует сказать, что фильм великолепно снят оператором Г. Карюком, который нашел свою манеру для бытовых сцен и свою — для лирических.

Боюсь, читатель уже готов сделать вывод, что я, на всем протяжении рецензии отрицая достоинства фильма, к концу решил позолотить пилюлю, указав, что Муратова — талантливый постановщик, а в фильме помимо ошибок и промахов есть и некоторые достоинства. Но из того, что в фильме есть удачные — и сценарно и актерски — роли, что он интересно снят, вовсе не следует, что фильм — удача, что он интересен в целом. ‹…› И отдельные достоинства произведения, частные удачи автора отнюдь не возмещают принципиального просчета фильма, в котором объемная правда жизни заслонена плоским правдоподобием.

Коварский Н. Человек и время // Искусство кино. 1968. № 10.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera