Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
Таймлайн
19122020
0 материалов
Поделиться
Приблизиться к себе самому

«Жил певчий дрозд» — так называется новый фильм Отара Иоселиани. Фильм необычный, непростой и неожиданный. Зрители наверняка будут спорить о нем, выходя из кинотеатра. Уже первые его зрители, среди которых была и я, оживленно делились мнениями о герое, о замысле фильма. Я думаю, автор имел в виду вызвать эти споры, они как бы «запрограммированы» характером самой картины и ее героя.

Отар Иоселиани — мой товарищ по режиссерскому курсу ВГИКа, и потому мне особенно интересна каждая его новая работа — и «Чугун», и «Листопад», и «Жил певчий дрозд».

Три фильма за 12 лет, не мало ли? Конечно, немного. В чем причина медлительности автора? Думаю, причина в той требовательности к своему творчеству, которую прививал ученикам Александр Петрович Довженко, руководитель курса. Он не столько обучал своих учеников профессиональным умениям, сколько воспитывал их, внушая неприязнь к спешке, беспринципности, делячеству в искусстве. В самом деле, в каждом фильме Иоселиани мы находим очень важные для него убеждения, частицу личности автора.

Что же главное для него в новой работе?

Мне как будто удалось найти одно из первых упоминаний о замысле этого фильма. В очерке, опубликованном в «Комсомольской правде» в феврале 1964 года, Иоселиани писал: «Уже несколько лет я очень остро ощущаю каждое мое „сегодня“, ценность каждого момента в нашей жизни. Всякое „сейчас“ уходит потом в воспоминания и не возвращается уже никогда...»

Это один из лейтмотивов фильма «Жил певчий дрозд». Его герой — странный парень, музыкант по имени Гия Агладзе. Ему буквально не сидится на месте. Куда-то он все время торопится, с кем-то встречается, кого- то теряет, кого-то находит и бежит, бежит сломя голову... Весь его труд сводится к нескольким ударам в барабан в конце то ли концерта, то ли спектакля.

Так кто же он такой? «Взбалмошный и собранный, ветреный и верный, везде и всюду опаздывающий и, в общем, всегда поспевающий, веселый и невероятно грустный, всеми осуждаемый и всеми любимый...» — по словам Виктора Некрасова. Что означает вся его короткая жизнь?

Как восприняли фильм первые зрители?

Г. Чухрай, режиссер:

— Каждый серьезный человек, глядя на этого несерьезного парня, невольно думает о себе. Я подумал: такой талантливый парень этот Гия, — за что ни возьмется, все может. Наверное, он мог бы стать большим композитором. Но времени у него нет, чтобы сосредоточиться, чтобы сложить ту мелодию, которую мы ждем от него. А она зарождалась, зрела, вот-вот должна была появиться...

Здесь не просто показан человек, который не находит достаточно сил, чтобы обрести достойное место в жизни. Дело в том, что жизнь современного человека бывает суетной, как никогда. Так много объектов внимания, мимо которых невозможно пройти: футбол, кино, музыка, техника...

М. Швейцер, режиссер:

— Картина дала мне возможность приблизиться к себе самому, к существенному в себе и подумать: ведь мы за повседневными делами иногда не замечаем, перестаем чувствовать, что же главное в нашей жизни.

В. Шкловский, писатель:

— Все человечество обогащается, узнавая качества того или иного народа. Если бы меня спросили, какой смысл в просмотренной нами ленте, я бы сказал: в уважении к народу. И этот неудачник — он ведь человечный. Он — золотая нитка в ткани. Это смысл всей ленты.

Я смотрел картину и думал: верно ли ты живешь? Ведь силы человека ограниченны, особенно под старость...

С. Герасимов, режиссер:

— Герой фильма абсолютно точно служит своему жизненному труду, если можно так выразиться. Он попадает к своему барабану в оркестре как раз тогда, когда нужно в него ударить. То есть в фильме емкой, точной, краткой логикой доказывается абсолютная необходимость этого человека в большом оркестре... Я смотрел картину осторожно, если быть откровенным. Есть определенные традиции картин-наблюдений, картин-размышлений, где зрительская увлеченность образуется не сразу. Они постепенно приобретают зрителя. ‹…›

А вот несколько высказываний гостей Московского фестиваля о фильме и его герое.

Захари Жандов, режиссер (Болгария):

— Несмотря на кажущуюся обыденность сюжета, в фильме поставлено много проблем. Главная из них — проблема любви к людям. Гия — это человек, который кажется неудачником, но только потому, что хочет всем помочь и забывает о себе. Кажется, что ничего определенного не сказано в этом фильме, но я думаю, что именно это и сказано.

Марсель Мартен, кинокритик (Франция):

— Я нахожу в фильме все, что люблю в кино, — это и свобода мизансцены, и чувство жизни, и правда человеческих отношений. И еще все, что мы любим в грузинском кино, — это сочность красок, это юмор, это доброта... ‹…›

А вот что говорит о своем фильме

Отар Иоселиани, постановщик фильма:

—    Все люди в нашем фильме заняты делом — и часовщики, и хирург, и геодезисты, и оркестранты — они делают свое дело легко, не акцентируя на своей деловитости.

И на фоне всего этого гуляет парень, кажется, без руля и без ветрил. Он тоже делает свое дело. Минимальное дело. Всегда, когда приходит время его партии в оркестре, он оказывается на месте, только и всего. И все время его грызет червь чего-то незавершенного — того, что он мог бы еще сделать. Это преследует его, но ему все время некогда, потому что он так устроен, словно локатор, направленный на интересы, волнения, нужды тех, кто рядом, кто вблизи, кто просто проходит мимо. И поэтому оказывается неорганизованным ход его жизни, его дня. Это в нем самом вызывает ощущение тяжести и томления. Он все время что-то не успевает сделать — самое главное, самое важное. Хотя все его поступки на первый взгляд легковесны, но совершает он их, преодолевая какое-то душевное неустройство.

В жизни так много случайностей, что каждую секунду все это может оборваться... Отсюда одна из основных тем фильма: человек ответствен за свой талант и должен уйти из этого мира, положив свой кирпич в строящееся здание. Весь вопрос в том, что же подразумевать под этим кирпичом? И не является ли та отдача людям, которая не оставляет после себя как будто ничего вещественного, тоже участием в построении здания, связующим звеном человечности, тем составом, без которого не получится кладка из самых увесистых кирпичей?

Такой персонаж, как наш Гия, мог вырасти только в среде, где его с детства окружали добром и пониманием. У меня есть твердая уверенность: что бы ни происходило в мире, всегда найдется человек, с которым можно присесть и вздохнуть вместе. Без этого трудно мыслить себе свою жизнь.

Благодаря таким людям мы знаем, почему и зачем мы живем на этом свете. Ведь не зря по крупицам век за веком человечество копило примеры самоотдачи и училось радости от этой самоотдачи, нащупывало пути от сердца к сердцу. Совсем не для того делалось это, чтобы спустя тысячелетия было придумано такое жуткое, безысходное слово, как «некоммуникабельность». Нико из «Листопада» именно тем и дорог для меня лично, что это человек, который не изменяет самому себе. Этого не совершает и Гия, герой «Певчего дрозда». Он изменил бы себе, если бы заперся в своей комнате, стал бы человеком «для себя».

На вопрос, отчего происходят с людьми несчастья на этом свете, на мой взгляд, есть один ответ: все начинается с первого отказа от себя, с первой измены себе.

***
Вот, оказывается, какая сложная система связей, ассоциаций, моральных, философских, собственного опыта и опыта общественного — все сплетения человеческого «я» — его «вчера», «сегодня» и «завтра» определяют то экранное действие, на которое нам, зрителям, отпущено неполных два часа.

Делать то дело, которое свойственно тебе, которое ты делаешь так же легко, как поет птица. И отдача людям — это величайшее дело, на которое способен человек, наделенный талантом добра, понимания и полнейшей самоотдачи. Для такого человека запереться в своей комнате, уткнуться в свое дело, свои интересы, свое корыто, даже если это корыто призвано обессмертить его имя, — измена самому себе, измена своему удивительному таланту певчей птицы, несущей весеннюю радость миру, какими бы он ни был измучен потрясениями. И недаром фильм называется «Жил певчий дрозд» — это каноническое начало всех грузинских сказок, притч и преданий.

Фирсова Д. Несколько мнений об одном герое // Советский экран. 1972. № 12.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera