Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
Таймлайн
19122019
0 материалов
Без умильности и прикрас
О сценарии Наталии Рязанцевой

Евгений Габрилович:

Сценарий ее [Натальи Рязанцевой] первой значительной картины озаглавлен «Крылья» — история фронтовой летчицы. Тот, кто видел войну, понимает значение этого слова. А тому, кто не видел, не так-то легко до глубин растолковать его смысл, хотя столько отличных писателей и кинематографистов не раз пытались это совершить.

Война кончена, героиня Рязанцевой возвращается в мирную жизнь: судьба миллионов. Но это женщина. И женщина, долгие месяцы смотревшая смерти в глаза. Как пойдет в дальнейшем такая жизнь? В годы, когда умолк гул бомбежек, стоят на покое боевые У-2, когда вернулось все мирное и домашнее, казалось, такое несложное и привычное. Рассмотрением этого, анализом пристальным, без приглаживаний и обычных поблажек, и занят автор сценария «Крылья».

Просто-напросто удивительно, как Рязанцева, никогда не знавшая фронта, поняла эту женщину-фронтовичку, все то, что выкристаллизовала в ней война, весь ее нрав, душу, неприспособленность, с которыми она возвратилась в мирную жизнь. Именно эта неприспособленность к обычному и связанная с ней нравственная суматоха являются той главной линией сценария, которая пробивает видимую оболочку сюжета и идет к общезначному. К нравственной сшибке героики с общепринятым, вошедшим после громов войны в свои берега.

Рязанцева не дает поблажек своей героине. Тут нет ни слезливости, ни сантиментов, ни обычных сценарных успокоений. Если уж тяжело, так это действительно тяжело. Если весело, то это именно так, как должно быть весело именно ее героине. Да и к нраву и поступкам ее она предъявляет самые резкие требования, без умильности и прикрас. И все же глубочайшее уважение внушает нам эта женщина даже после такого разбора-разноса. Мы любим ее, горюем и радуемся с ней. Мы сердцем с ней, хотя она без котурн и даже как бы перед судом нашим.

В этом большая победа сценариста. ‹…›

Наталья Рязанцева

Дмитрий Быков:

Первой заметной работой Наталии Рязанцевой стал сценарий «Крылья». Здесь уже представлен типичный, наиболее важный для нее конфликт прямолинейной, временами мучительной для окружающих последовательности — и амбивалентного, изменчивого мира, в котором все твердые структуры либо обтачиваются, либо ломаются. Героиня «Крыльев», в прошлом военная летчица, со своими идеалистическими и во многом догматическими представлениями, все-таки вызывает у автора и режиссера большую симпатию, нежели мир измельчавших людей и обстоятельств, в который она вынуждена вписываться. Любопытно, что Рязанцева, вечно томимая интеллигентским сознанием чужой правоты, постоянно наделяет своих героинь максимумом отталкивающих черт.

 

Сергей Соловьев:

Помню, как нам, студентам ВГИКа, привезли картину «Крылья», это было одно из самых мощных потрясений. И когда в титрах я прочитал имя Рязанцевой, то был попросту ошарашен. Это была зрелая работа, сделанная уверенной мужской рукой. По жесткости драматургии и по трагическому накалу с ней мало кто мог сравниться. Да, конечно, соавтором Наташи на «Крыльях» был Валя Ежов, но ясно было, что эту Надежду Петрухину могла написать лишь женщина. Потом, спустя много лет, я понял эту Наташину особенность: бесконечно тонкая паутина психологических подробностей, которые может углядеть в характерах и в человеческих отношениях лишь женщина, развешана или упрятана (все в нужной пропорции) в жестком, по-мужски выстроенном каркасе драматургической схемы. Всегда абсолютно штучной, самолично и причудливо придуманной — нет, вот именно что не придуманной, а как будто выращенной из этих подробностей.

Рязанцева Н. Голос: [Киносценарии]. СПб.: Амфора; Сеанс, 2007.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera