Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
2021
2022
Таймлайн
19122022
0 материалов
Поделиться
Странствующие рыцари
Фрагменты сценария

‹…› На улице Трех Персиков, перед редакцией, стоял полусонный редактор и зевал во весь рот. На проводах двух приятелей присутствовал еще один человек: старушка-машинистка, которая держала в руках авоську, набитую молочными бутылками. Мотоцикл был привязан цепью к дереву.

Наконец появились Сандро и Мито.

— Здравствуйте! — вежливо поздоровались они с редактором.

— Здравствуйте!

— Вот, — Сандро достал из нагрудного кармана военный билет.

Редактор перелистал билет и по слогам прочел:

— Танкист, механик второго класса.

Неожиданно сверху послышался отчаянный крик Ардалиона:

— Ни с места, бессовестные!

Редактор при виде странного старика, увешанного кастрюлей, мотыгой, киркой и ружьем, вздрогнул и отступил к подъезду.

— Это мой дед, — виновато улыбнулся Сандро, — он едет в Мцхету навестить младшего брата.

— Мой младший брат умер в девятьсот восьмом году, — отверг старик версию внука и обернулся к редактору. — Они дети, не советую отпускать их одних, прошу отправить меня с ними.

— Добро, — после короткого раздумья согласился редактор. — Вы мне кажетесь человеком опытным, я не возражаю.

— Останься, дедушка, — снова попробовал уговорить Ардалиона внук.

— Ни в коем случае!..

Тогда Сандро хитро подмигнул Мито, достал из мотоциклетной коляски ключи, нагнулся к колесам и стал что-то подвинчивать.

— Мы готовы. Садись, дедушка. — Сандро взял деда под руку и бережно усадил в коляску.

— Ну валяйте, — махнул рукой редактор. — Ровно три тысячи километров, и двадцать пятого в десять часов быть на месте. До свидания!..

— Да здравствуют советские спортсмены! — дискантом выкрикнула старушка-машинистка, и в ее авоське задребезжали бутылки.

Воцарилось неловкое молчание, все взоры обратились к машинистке.

— Самые передовые спортсмены в мире... — упавшим голосом закончила она лозунг, прикрыла лицо свободной рукой, повернулась и затрусила к магазину за молоком.

Мотоцикл тронулся с места, а коляска, которую Сандро незаметно снял, осталась на месте.

— Убью обоих! — завопил Ардалион и схватил ружье.

— Элисабедашвили, стой! — крикнул редактор.

Сандро сплюнул и затормозил.

Тбилиси пробуждался. Огромные машины с ревом тащили бетонные конструкции. Возле гостиницы «Аджария» подъемные краны начали размеренную пляску. Из труб заводов шел дым. Дорожники укладывали асфальт.

Только Ардалион не видел всей этой красоты. Рассерженный, он сидел в коляске и что-то бурчал себе под нос.

‹…›

Молодая луна неподвижно висела над Сигнахи и нежным светом освещала старые, покосившиеся дома и церковь. Внизу бесчисленной россыпью огней мерцала Алазанская долина. Узкой дорогой мотоцикл направлялся в Сигнахи. Ардалион спал. Спал и Мито. Наконец дорога выровнялась, и друзья остановились перед рестораном «Сигнахи».

— Где здесь милиция? — спросил Сандро у какого-то толстого мужчины.

—Малхазов, — вежливо представился тот.

— Где здесь милиция? — повторил свой вопрос Сандро.

—Ниже и направо.

В отделении милиции сиротливо сидел один дежурный.

— Где сотрудники? — спросил Ардалион.

— На операции, — многозначительным шепотом ответил рядовой.

— Можно оставить у вас мотоцикл?

— Да, но только за калиткой.

Мотоцикл привязали цепью к дереву и направились к гостинице. Сигнахи спал. Вот они вошли в узкую аллею, которая вела к гостинице.

— Извините, — послышался голос, и друзья увидели у соседнего дерева милиционера с револьвером в руках.

Когда глаза привыкли к темноте, они почти у каждого куста и дерева увидели по милиционеру. Время от времени слышался хриплый от простуды голос, по-видимому, принадлежащий старшему.

— За мной! — требовал голос, и в тот же миг в саду происходило перемещение милиционеров.

В тускло освещенной витрине фотоателье висели наиболее удавшиеся фотографу изображения горожан: волоокие девушки, вихрастые юноши, вернувшийся из армии сержант, толстый мужчина с рогом в руке — словом, обыкновенная витрина провинциального городка. Вдруг из темноты вынырнул молодой парень с топором в руках. Он подошел к витрине, поддел острием топора замок. Потом открыл окошко, оглянулся по сторонам и осторожно начал отдирать фото красивой девушки.

— Ни с места! — раздался вдруг голос из темноты. Кусты зашелестели и со свистом и гиканьем фотовитрину окружило все отделение милиции.

— Это он и есть, начальник! — указал на парня мужчина, одетый во все черное, по всей вероятности, фотограф.

Первым делом у парня отняли изображение любимой.

— Хотел моим зятем стать? — тихо спросил пожилой майор.

Парень взглянул на луну.

Издали, из дома на горе послышался голос. Он пел баяти о любви... о луне...

Утром перед милицией военный комиссар остановил неорганизованную толпу новобранцев. В калитке показались начальник отделения милиции и парень, пытавшийся выкрасть фотографию.

— Окончишь службу, приезжай, — примирительным тоном сказал парню майор. ‹…›

Показались огромные корпуса Зестафонского завода ферросплавов, которые стояли посреди прекрасных, ухоженных виноградников. Облака дыма угрожающе устилали небо... Здесь начиналась Имеретин: Треджола, Чхари, Сиктарава, Бардубежи, Симоноэти, Читура, Нагарэби, Гидогани!.. И эта панорама превратилась в одну сплошную песнь.

— Извини, друг, — неожиданно послышалось из кустов, когда с горы Сапичхиз показался город Кутаиси.

Журналисты остановили мотоцикл.

— В чем дело? — спросил Сандро у высокого худого парня лет девятнадцати, который неловко мял в руках шапку.

— Помогите, ради бога. — Он протянул руку в сторону кукурузного поля.

Сандро, Мито и Ардалион последовали за парнем. За кустами, в грязи, безнадежно увяз старый, видавший виды «Москвич». В машине, стыдливо опустив голову, сидела девушка. На заднем сиденье лежали ломоть мчади, остатки сыра, торта и пустая бутылка.

— Никак не можем выбраться, — со счастливой улыбкой сообщила девушка.

— Ну-ка, поднажмем все вместе, — бодро призвал друзей Ардалион и бесстрашно ступил в грязь.

Парень включил мотор. Машина взвыла, напряглась, задрожала.

—Я тоже вам помогу! Девушка скинула туфли и уперлась плечом в крыло машины.

Промучились они довольно долго, но «Москвич» упрямо сидел в грязи.

— Боже, отец! — Девушка вдруг закрыла лицо руками и спряталась за машину.

Остальные залегли в кустах.

На дороге показалась «Победа», битком набитая сердитыми мужчинами. Один из них держал в руке мегафон и наводящим ужас голосом орал, заглушая все вокруг:

—Гражданин Гиви Гванерия и Цисана Чирадзе, обращаемся к вам с просьбой показаться!

Сидевший рядом толстяк вырвал у него из рук мегафон и крикнул:

—Гиви, дурачина! Выходи, если в тебе есть капля мужской чести. Для чего мне в зятья шофер? Скажи, а?!

«Победа» медленно прошла мимо беглецов и укатила дальше.

—Гиви Порфирьевич Гванерия...— снова, но теперь уже издалека послышался мегафонный голос.

— Два дня уже нас ищут, — покачал головой парень и улыбаясь посмотрел на девушку.

— Давайте привяжем к мотоциклу, — предложил Сандро.

Вскоре машина стояла на дороге, корпус ее был направлен в противоположную от преследователей сторону. Радости Гиви и Цисаны не было границ.

—Большое спасибо, мы никогда не забудем вашей услуги, не смеем больше вас беспокоить, продолжайте свой путь, счастливо вам!

—Не подумайте ничего плохого, — добавил Гиви, — мы уже расписались... Мы с детства друг друга любим.

Кутаиси утопал в зелени.

Путешественники проехали мимо автозавода. Некоторое время следовали за автоколонной, идущей к вокзалу.

Какие только города не были названы в надписях на автомашинах, созданных Кутаисским автозаводом: Свердловск, Норильск, Харьков, Москва, Ташкент, Будапешт, Ханой!..

— Останови, Сандро, — попросил внука Ардалион и обратился с вопросом к одному из прохожих: — Как проехать в военный комиссариат?

Сандро и Мито удивленно переглянулись.

— У меня маленькое дело, — туманно пояснил Ардалион.

...Через несколько минут Ардалион деловито входил во двор военкомата. За ним, недоуменно переглядываясь, следовали молодые.

— Здравствуй, сигнахец! — весело поздоровался Ардалион с бритоголовым юношей, в котором Сандро и Мито с трудом признали героя темной сигнахской ночи, когда столь бесславно закончилась попытка ограбления провинциальной фотовитрины.

—Здравствуйте, — тихо ответил юноша, явно не узнавая посетителей.

— Это тебе. — И Ардалион, достав из кармана фото красивой девушки, протянул ее солдату.

Юноша счастливо улыбнулся.

‹…›

Грузовик весело мчался в сторону Тбилиси. Ардалион, задумчивый и печальный, сидел на мотоцикле, поворачивая руль то влево, то вправо в зависимости от того, куда двигался грузовик.

— Ох! — вырвалось у Ардалиона, когда за поворотом вдруг показались какие-то впечатляющие развалины. Ардалион заколотил кулаками по крыше кабины: — Останови, водитель, останови!

— В чем дело? испуганно спросил шофер, рывком нажав на тормоза.

Ардалион торопливо сбрасывал свое барахло: кирку, заступ, веревку, зонтик, керосиновую лампу...

— Я, друг, решил немного задержаться. — Ардалион показал рукой в сторону развалин.

— Спустить мотоцикл? — спросил водитель.

— Для чего? Не надо. Просьба у меня к тебе. На улице Трех Персиков находится редакция газеты «Шаг». Приедешь туда, найди редактора и передай ему мотоцикл.

— Я с утра чувствовал, что сегодня со мной что-то должно стрястись, — обреченно пробормотал водитель, — у меня глаз прыгал... Что ему сказать, редактору?

—Скажи, что журналисты задание выполнили, проехали три тысячи километров и временно переменили профессию. Ну, будь здоров!

—И ты, дедушка, тоже меняешь профессию? — спросил водитель.

— Я уже переменил. Будь здоров! Заранее тебе благодарен...

—Если у тебя нужда какая, дедушка, я подожду, — робко сказал водитель.

—Никакой нужды, дражайший.

— А что тебе здесь делать, в этом глухом месте?

— Я должен произвести раскопки, — важно ответил Ардалион и поспешил к развалинам.

Водитель развел руками, влез в кабину, завел мотор и уехал.

Небо на востоке поблекло. Медленно всходило солнце, покрывая багрянцем вершину Ушбы. Затем лучи солнца пронизали верхушки деревьев, достигли верхних этажей домов.

Всходило над Грузией солнце...

Огромный самосвал медленно двинулся в сторону строительства Ингурской ГЭС. Гиви и Цисана ласково смотрели друг другу в глаза...

Туповатый искатель дачи продолжал свой путь и спрашивал у каждого встречного и поперечного, где находится его земельный участок...

Слышались крики новорожденных. Четыре колыбели раскачивались одновременно. Ардалион, Мито, Сандро и еще Сандро требовали молока, мать бегала между люльками и не знала, кому из четырех первому дать грудь...

В маленьком одичалом винограднике Мито и Вано, весело переглядываясь, меняли колья...

Ардалион, проникший глубоко в исторические пласты, дико светящимися глазами уставился на древнюю бронзовую чашу...

По картлинской равнине строем шли тракторы — одни пахали, другие опрыскивали лозу, третьи воевали с сорняками...

А в небо стремительно поднимался реактивный самолет. Вот он превратился в точку, а потом и вовсе исчез. Только две оставленные им белые тропинки свидетельствовали о том, что кто-то сверху глядит на наш прекрасный мир.

Габриадзе Р. Странствующие рыцари. Сценарий // Киносценарии. Альманах. М.: Госкино СССР, 1975.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera