Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
Таймлайн
19122019
0 материалов
Кино: Асса
Поделиться
Он и есть Крымов…
Сергей Соловьев о Станиславе Говорухине

Нужно уже было решать вопрос с олигархом. Был у меня замечательный ассистент по реквизиту, потом очень крупный банкир, которого убили ‹…›, — Саша Блюмин. Он был Танин товарищ по медицинскому институту и очень хотел стать кинорежиссером. Он потом бросил медицинскую карьеру, пришел ко мне ассистентом и был гениальным ассистентом. И вот Саша Блюмин ‹…› сказал: «В Ленинграде есть здоровенный лысый такой доктор со “Скорой помощи”, лобяра такой, Розенбаум вроде его фамилия, песни сочиняет. Давайте возьмем его». Я говорю: «Да, Саш, я понимаю, что ты мне будешь докторов таскать». Розенбаум тогда вообще только начинал, его слава была только в том, что он со «Скорой помощи». И я говорю: «Да нет. Вот есть гениальный совершенно человек, только дикий зануда — Слава Говорухин». Он говорит: «Ну, давайте я с ним свяжусь», а я говорю: «Да ты что, если ты с ним свяжешься, он тебя пошлет так далеко, что я тебя никогда не найду... Нет, это мне нужно ехать в Одессу самому».

На съемках фильма «Асса». Станислав Говорухин и Сергей Соловьев. Из архива Сергея Соловьева

Со Славой Говорухиным мы были приятелями по ВГИКу. ‹…› Все простые характеристики Славы — неправильные. Он человек очень художественный и исключительно своеобразный. ‹…› Слава был в прошлом геолог, абсолютно сложившийся человек. И он считал, что каждый человек, который хочет называться русским интеллигентом, для начала должен знать наизусть «Евгения Онегина», это просто как входной билет. ‹…›

В общежитии ВГИКа жили по четыре человека в комнате. Четыре кровати — это обычно были четыре панцирных сетки, стоявшие на кирпичах. ‹…› И вот в этом общежитии у Славы Говорухина была своя панцирная сетка, и над ней висел большой план города Парижа. Никогда не бывая в Париже, Слава знал там каждый дом. ‹…›

Слава сделал в институте один гениальный абсолютно отрывок, который я до сих пор вспоминаю как один из самых настоящих художественных шедевров, необыкновенной красоты, ума, тон кости... В общем, я знаю по Чехову только два таких сочинения: «Дама с собачкой», классический фильм Хейфеца с Баталовым, и вот Славину работу «Аптекарша» с Олей Гобзевой ‹…›. К тому же физически развит Слава был в совершенстве, он мог встать на голову в коридоре общаги ВГИКа и стоять полчаса. ‹…›. С тех пор я Славку зауважал настолько, что никакими своими историями и поступками он это впечатление перебить не смог.

Когда мы запускали «Ассу», Говорухин снимал в Одессе «Десять негритят». Перед съемками он просил меня познакомить его с Таней Друбич. Когда я об этом вспомнил, я сразу понял, что он и есть Крымов, в шляпе, трусах и майке с тринадцатым номером, — это Слава. Я приехал в Одессу, позвонил его жене Гале, а Галя говорит: «Ой, Сережа, Славочки нет, он где-то в командировке». Я заранее присылал сценарий и говорю: «А он сценарий-то прочитал?» — «Ой, я не знаю, но я читала. Сереженька, а откуда вы так хорошо знаете Славу? Все его привычки — я когда читала, мне прямо страшно было. Он же правда ходит в майке и в трусах, только у него номер не тринадцатый, а девятый». Я думаю, елки-палки, если уж Галя говорит, что я попал, то нужно доделывать это дело. И вдруг через два часа звонок мне в гостиницу: «Я приехал. Сейчас я за тобой зайду». ‹…› И я говорю: «Слава, ты говори — прочитал или не прочитал, будешь играть или не будешь». Он: «Ты что, охренел, что ли? Конечно, не буду. Давай мы лучше с тобой выпьем, поедем на Каролино-Бугаз, ты отдохнешь. Сниматься, конечно, не буду. Я тут у Киры Муратовой снимался, смотрел материал и такое чувство ненависти к себе испытал, что второй раз этого не повторю. ‹…›». Это было самое тяжелое — склонить Славу. Уже потом, когда я привозил всю эту кодлу куда-нибудь, все падали в ужасе от их внешнего вида, и первый — Слава. Он говорил: «Мало того, что я вообще не хотел сниматься, мало того, что я ненавижу это занятие, а еще и с этим народом брататься... что это вообще такое?» Он их как чумовых обходил, даже уже потом, на пресс-конференции, он все равно садился в стороне.

Цит. по: Барабанов Б. АССА. Книга перемен // СПб.: Амфора. 2008.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera