Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
Таймлайн
19122020
0 материалов
Зритель за нее доигрывал
Режиссеры о Вере Холодной

В одном из фрагментов этой [«Истерзанные души»] салонной психологической драмы Холодная получает телеграмму, в которой вместо ожидаемой радостной вести о скором возвращении возлюбленного последний сообщает о своем с нею разрыве.
Вера Холодная не могла справиться с трудной актерской задачей в этом фрагменте, репетируя лицом к аппарату, глаза ее были беспомощны. Мы с оператором Рылло кружили с аппаратом вокруг Холодной, репетировавшей сидя у рояля, выбирали наиболее выгодную позу для передачи ее настроения и кончили тем, что использовали «эффект спины». После того как мы сняли ее радостное лицо, когда она вскрывала телеграмму, мы стали со съемочным аппаратом за спиной актрисы и попросили ее прочитать телеграмму и реагировать на ее содержание спиной к аппарату. Вера Холодная так и сделала: прочтя телеграмму, она как-то съежилась, беспомощно опустилась на крышку рояля и стала плакать, вздрагивая плечиками. Зритель за нее доигрывал, принимая невольное участие в данном фрагменте. Такая «недодача», присущая киноактрисе Вере Холодной, была гораздо предпочтительнее театрального наигрыша Рунича.

Касьянов В. Вблизи киноискусства // Киноведческие записки. 1992. 1992. № 13.

В чем же тайна исключительного успеха Веры Холодной?
Во-первых, она оказалась прекрасной моделью для кинематографического аппарата, соответствующей эстетическим вкусам буржуазно-мещанской публики. Применяясь к малой опытности начинающей киноартистки, покойный режиссер Е. Ф. Бауэр обходил все слишком трудные для нее задания, упрощал ее роли, разлагая их на ряд переживаний в позах и примитивном выражении. Нелишне напомнить при этом, что многие технические приемы, неотъемлемые впоследствии от русской психологической картины, впервые были применяемы Е. Ф. Бауэром именно с этой целью. Таковы, например, крупные планы. Еще раньше русская кинематография заразилась как обязательной модой американскими планами и монтажом. Бауэр чуть ли не с «Песни торжествующей любви» применял крупное фотографирование для выявления интимных переживаний Веры Холодной.
Дело в том, что Вера Холодная не могла и не умела передавать сложных психологических нюансов, и поэтому Бауэру приходилось разлагать всю сцену на отдельные, не связанные переходами моменты. Например: 1) смех, 2) спокойная маска, 3) грусть, 4) слезы, 5) рыдание. Между этими разорванными психологическими кусками вставлялись для перебивки пейзажи, вазы, тучи и т. д. В результате всех этих ухищрений начинающая неопытная артистка была воспринята зрителем как художественная сила, как самодовлеющая ценность.
Второе — самый образ, вернее, стандарт, созданный В. Холодной. Стандарт, так как артистка не только многократно играла самое себя, но и старательно подчеркивала это. Например, играя в «Живом трупе» цыганку Машу, она, несмотря на все мои требования, никак не желала менять прическу (сделать вместо хохолка — челку), буквально плакала несколько дней подряд, боясь, что публика ее не узнает.
И когда ее индивидуальные данные отвечали объективной характеристике изображаемой героини, Вере Холодной удавалось создавать запоминающийся образ. Именно такой была Валерия в «Песне торжествующей любви» — ее первая большая роль на экране. В других случаях однако выявилась недостаточная разносторонность артистки. И когда все та же Валерия вспоминалась и в «Демимонденке», и в «Шахматах жизни», и в даме буржуазного света в «Жизни за жизнь», то такое единообразие манеры становилось уже досадным. Манера же эта состояла в том, что Вере Холодной был совершенно чужд активный, драматический порыв сильных страстей, воля к борьбе. Она изображала утонченную женщину, «больную тоской и любовью», как писали рецензенты тогдашней киногазеты в специальном номере. ‹…›
Наконец, немало способствовала поддерживанию популярности чисто количественная сторона дела. Картины с Верой Холодной и ее партнерами выбрасывались на экран пачками. За 3 года их было поставлено более 30. Несколько фильмов с ее участием, как правило, шло одновременно. Например, в апреле-мае 1918 года (когда дела киностудий уже пошли на убыль) было выпущено... 5, точнее, 6 картин с Верой Холодной: «Сказка любви дорогой» в двух сериях, «Живой труп», «Женщина, которая изобрела любовь», «Последнее танго», «Человек-зверь» Золя.
Разумеется, такая изматывающая работа шла в ущерб качеству. Ханжонков, а впоследствии Харитонов заставляли Холодную сниматься, а зачастую просто позировать в мало подходящих, а иногда и явно халтурных лентах. Но дело было сделано — «любимцы публики» не сходили с экрана, покупая это дорогой ценой — отсутствием творческого роста и чем дальше, тем большей штамповкой ролей.

Сабинский Ч. Из записок старого киномастера // Искусство кино. 1936. № 5.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera