Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
2021
Таймлайн
19122021
0 материалов
Школа режиссуры
О работе с Григорием Козинцевым

С Григорием Михайловичем Козинцевым и вообще с ФЭКСом я познакомилась благодаря Николаю Павловичу Акимову. Получилось это так: прекратили свое существование театры «Балаганчик» и «Вольная комедия», в которых я тогда работала, и я пыталась устроиться в другие театры. Но Акимов мне сказал: «Для чего тебе нужен театр? Сейчас самое интересное — кинематограф», — и привел меня в ФЭКС.

Когда рассказывают о киномастерской ФЭКС, обязательно вспоминают свист Козинцева — громкий, резкий, без помощи пальцев. Я не буду оригинальна — в первый день, когда Акимов привел меня, этот свист действительно произвел сильное впечатление и запомнился.

Но гораздо большее впечатление произвело на меня другое. Мы пришли, когда была перемена между уроками. Было очень оживленно, страшно шумно, кто-то кувыркался, кто-то танцевал, все в комбинезонах... Словом, человеку, попавшему сюда впервые, было от чего растеряться. Акимов познакомил меня с Козинцевым и Траубергом, мы обменялись несколькими словами, Козинцев отошел, невероятным образом свистнул — и тут же всё переменилось: все выстроились, замерли, никаких движений, полная тишина... ‹…›

Потом Григорий Михайлович предложил мне поработать помрежем на «Новом Вавилоне». Тогда эта должность называлась так, хотя, по существу, это было даже больше, чем современная должность ассистента. Я согласилась и никогда об этом не жалела. Потому что это была настоящая школа режиссуры, и мне было безумно интересно работать на этом фильме.

Началось с того, что Козинцев сказал мне: «Нужно много людей, похожих на французов. Вот вы и займитесь этим». И я занималась. Потом появлялся Евгений Евгениевич Еней, и мы шли на «толкучку» покупать нужные вещи — тогда все это было просто. В общем, я делала абсолютно всё — не было ведь специального ассистента по актерам, не было реквизитора, художника по костюмам. Всё делали сами. Если вовремя не пришла уборщица — моем пол: съемка должна начаться вовремя, при любых условиях. Кстати, точность начала работы съемочной группы была просто удивительной. Сам Козинцев никогда не опаздывал ни на одну минуту, и это стало законом и для всего коллектива. ‹…›

Так же было и на «Юности Максима», где мы уже работали с Ильюшей Фрэзом, и на других фильмах трилогии о Максиме.

После «Выборгской стороны» я уже получила самостоятельную работу — ставила с Юрием Музыкантом комедию «Аринка». За десять лет работы с Козинцевым и Траубергом я прошла настоящую школу. Такой профессиональной подготовки я не получила бы ни в каком специальном театральном или кинематографическом институте.

Кошеверова Н. Он много давал людям... // Ваш Григорий Козинцев. Воспоминания. М.: А. Р. Т, 1996.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera