Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
2021
Таймлайн
19122021
0 материалов
Поделиться
«Параша»
Фрагмент сценария Белы Зорич

Утро Параши

(отрывок из второй части)

СПАЛЬНИ. Широкая кровать, на ней две фигуры. Около постели дремлет большой непородистый пес.

Голова Голиковой, обвязанная белым платком. Круглый рот крикнул коротко:

ПАШ...

Проснувшийся пес издал один короткий быстрый лай.

Проснувшийся Голиков крикнул: ПАШ-КА...

Пес повторяет в ритме крика: — два отрывистых лая.

Голикова орет, скривив лицо: ПАРАШ-КА...

Пес аккомпанирует: два коротких лая, промежуток и один длинный.

Рот Голиковой издает один непрерывный вопль: по движению губ

можно различить слоги «Па-раш-кааа».

Задравший морду пес залился непрерывным воем.

КУХНЯ. Потревоженная хозяйской рукой, Параша разом садится и, поглядывая еще неясными сонными глазами, смущенно твердит:

НЕТ... МЫ НЕ СПАЛИ..

В кухне оба Голиковых и пес. «Сама» сердито покрикивает на Парашу, сует ей в руки ведро.

«Сам» указывает Параше на самовар. Пес скачет. Параша мечется.

И ДЕНЬ ПАРАШИ НАЧАЛСЯ.

Голиков с протянутым веником.

Параша метнулась к нему.

Орущее лицо Голиковой.

Параша с тазом метнулась к ней.

Мелькнули юбки и широкие рукава деревенской кофты.

Лающий, скачущий пес.

Вперемежку с окриками: «Пашка, Парашка, дай, да подай» во все убыстряющемся темпе.

Босые ноги и взвившийся над ними вихрь широких юбок; орущие лица; лающий в скачущий пес; выпученные бусины-глаза Параши и вне фокуса потерявшее облик лицо ее — воплощение испуга. Пока, наконец, Параша, валится на лавку и, отирая со лба пот, пытается отдышаться.

 

Чудеса...

 

(Отрывки из четвертой части)

СКВЕР. Параша и Сеня сидят на скамеечке.

Лицо Параши предельно-блаженное. Глаза ее устремлены на большой светлый, слабо раскачивающийся блик.

КУХНЯ. Принарядившиеся Голиковы сидят на табуретках в почтительных позах. Рядом уставленный явствами, роскошно убранный стол.

Голиков обращается к жене с выражением почтительного страха:

КАК У НИХ В МОССОВЕТЕ ДОЛГО ЗАСЕДАЮТ

Погруженная в мечты жена, важно кивает головой.

СКВЕР. Раскачивающийся белый блик. Неопределенные точечка и черточки на нем начинают оформляться.

 

С блаженного лица Параши сползает сияние и вместо него наползает неописуемый ужас. Глаза ее устремлены на блик. Черточки и точка оформляются в цифры и стрелки. Блик останавливается и превращается в обыкновенные уличные часы, на которых четко, черным по белому указано: 1 час ночи.

Параша вскакивает и, схватившись за голову, стремительно бежит.

Мелькают плохо освещенные улицы и переулки. По ним мчится Параша и с трудом поспевающий Сеня.

Испуганное лицо Параши. В глазах ее мелькает ужасное видение — лицо орущей Голиковой — и фраза: «ПОГОДИ УЖО ВЕРНЕШЬСЯ...

КУХНЯ. Супруги Голиковы обнимают Парашу и ведут ее в комнаты.

Параша не верит глазам. Вместо злобной, неряшливой фурии, — перед ней приветливая нарядная женщина.

Параша переводит глаза на почтительно лебезящего перед ней «хозяина» (наплывом) вместо загнанной, рязанской девушки — на Парашу из зеркала смотрит красивое и нарядное отражение, на плечах пестрый шелковый платок; волосы убраны в прическу и заложены высоким гребнем; Параша улыбается видению.

 

Чудеса продолжаются

Параша сидит за уставленным снедью парадным столом. Голиковы по бокам усиленно угощают. Параша уписывает с аппетитом, изредка пожимая плечами.

Голиковы бережно подводят Парашу к высокой постели, заваленной белыми подушками. Параша всплескивает руками от удивления:

НУ И ЧУДЕСА... Параша пытается вскарабкаться на высокое ложе. Голиковы помогают ей.

Параша лежит, утопая в груде белоснежных подушек. Голиковы на цыпочках почтительно выходят.

Зорич Б. В сценарной кухне «Дома на Трубной» // Советский экран. 1928. № 35.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera