Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
Таймлайн
19122020
0 материалов
Протокол бреда
Рецензия братьев Тур

В последнее время на наших экране появился этакий, с позволения сказать, «жанр» картин-бодрячков, рецепт изготовления коих прост, как формула воды. Берется порция весны, полпорции моря, одна миловидная блондинка, спортивного типа молодой человек, несколько сот метров цветущих яблонь в различных ракурсах, непременная песенка, где в десяти вариациях повторяются слова «девушки», «бодрость», «шагаем», «весна» (смысл неважен), — все это настаивается на тривиальной водевильной путанице, взбалтывается и получается... «Случайная встреча».

Вместо подлинных комедий, которых ждет советский зритель от кинематографии, давшей талантливый «Цирк», ему, зрителю, преподносится почему-то именно такая унылая жвачка «в плане оптимистической комедии», которая ничего общего не имеет ни с комедией, ни с подлинным советским оптимизмом.

В простоте душевной мы полагали до сих пор, что «Случайная встреча», быть может, действительно являлась случайной неудачей и уж во всяком случае своеобразным потолком пошлости. Но оказывается, что киностудии Ленфильм удалось перекрыть сей горестный рекорд произведением, наименование коему — «На отдыхе». Если «содержание» картины «Случайная встреча» все же можно попытаться изложить, то с комедией «На отдыхе» в этом смысле обстоит гораздо сложнее. Рассказать сюжет этого полнометражного труда представляет непреодолимую трудность. Всё же попытаемся расшифровать этот и инсценированный и заснятый иероглиф.

На один из южных курортов (оригинальные кадрики моря и скал, напоминающие произведения пляжных фотографов) приезжает загадочный бородач. Почему-то он сбривает бороду и влюбляется в миловидную шатенку (отклонение от традиции!). Попутно бородач роняет наземь чемодан, из которого вываливается груда часов. Здоровяка почему-то принимают за вора. Устраивается (тоже неизвестно почему) карнавал в пещере, на котором выясняется (опять неизвестно почему), что бородач был не вор, а знаменитый ученый. Между прочим, выясняется, что все персонажи совсем не те, за кого они себя выдавали. Установив этот факт, имеющий, по видимому, крупное общественное значение, изобретательные комедиографы отправляют группу основных персонажей на самолете в неизвестном направлении (снова неизвестно почему).

Быть может, читатель будет в претензии на авторов этих строк за то, что в их изложении сюжет картины все же остался непонятным. Но не их вина в том, что рецензируемая лента представляет собой какой-то протокол бреда, а не произведение искусства. Пожалуй, было бы уместным выпустить к картине специальные проспекты, которые хоть сколько-нибудь помогли бы зрителям в трудном деле уловления ее смысла.

Всё «неизвестно почему» в этой, мягко говоря, бессмыслице. Неизвестно почему участники карнавала на веревке поднимаются из пещеры. Неизвестно почему появляется на экране какой-то завхоз, гоняющийся за мычащей коровой. Неизвестно почему из сада пропадают санаторные часы...

Неизвестно почему сценаристы Олейников и Шварц написали такую «жеребятину», режиссер Иогансен ее поставил, а Ленфильм выпустил!

Комедия, претендующая быть веселой, вызывает неподдельную грусть. Грусть за талантливых актеров Толубеева, Альтуса и Гурецкую, которым выпала печальная участь играть в этом фильме. Грусть за талантливого композитора Дзержинского, музыка которого пропадает в пучине бессмыслицы. Грусть за советского зрителя, которому предстоит печальный труд смотреть эту «веселую комедию».

Как говорит Лопахин в «Вишневом саду», — «всякому безобразию есть свое приличие»... К сожалению, Ленфильм решил, очевидно, не соблюдать даже этой печальной «нормы»!

Бр. Тур. Протокол бреда // Известия. 1936. 17 ноября.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera