Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
Таймлайн
19122020
0 материалов
Занимательность съемки
Евгения Барская о том, как делались «Рваные башмаки»

1931 год. Маргаритой был написан сценарий «Рваных башмаков», толчком к нему послужила маленькая заметка в газете о забастовке рабочих в Германии. Сценарий этот из хроникального перерос в художественный. Фильм повествует о жизни детей и рабочих, их участии в демонстрации, борьбе со штрейкбрехерами и полицией, о гибели трехлетнего Буби, о его брате Воробушке и подружке Эмме.

Когда мой сынишка был маленьким, мы называли его Буби и Воробьишком и у него была подруга Эмма. Это и многое другое из нашей жизни вошло в картину.

1933 год. А жили мы так. Рано утром я ходила за хлебом, получала его по карточкам, черный здесь же продавала и на эти деньги покупала две бутылки кефира и две пачки папирос, оставались мелочи на транспорт. Маргарита очень много работала и систематически не досыпала. Она просила меня: «Если ты человек — буди меня утром пока я не встану. Я будила ее — звала, трясла за плечи, гладила по волосам, но Мара не просыпалась; я вытирала ей лицо влажным полотенцем — она крепко спала. Но стоило сказать что-нибудь вроде: «на студии не приготовят декорации» или «стекла не будут протерты, как ты велела» и Мара моментально вскакивала как-будто и не спала. Одевалась, умывалась, выпивала стакан кефира и исчезала. На работе мы обедали по талонам, а вернувшись домой макали хлеб в кефир, перед сном остатки его мазали на хлеб.

«Рваные башмаки» — первый детский звуковой фильм. Перед сестрой встала задача, КАК снимать маленького ребенка в звуковом кино. Маргарита считала, что снимать она должна не талантливых детей, а обычных. Взять любое количество детей — детский коллектив и попробовать работу с ребенком в кино «в массовом масштабе и по линии наибольшего сопротивления» — говорила сестра.

М. Барская поставила целью не только снять звуковой фильм со многими детьми, но и овладеть методом и техникой работы с ребенком как актером.

Опишу съемку одного эпизода, свидетелем которого я была.

По заданию требуется, чтобы трехлетний актер изобразил мальчика Буби, возвращающегося домой и задерживающегося перед витриной магазина, увлеченного невиданным сокровищем — игрушками и играющего с ними на расстоянии, через стекло. Сниматься будет пока только поведение Буби (игрушки тут же снимаются отдельно).

На улице, где происходит съемка, ставится на два стула стекло (один на полтора метра) под таким углом к свету, чтобы получилось слабое отражение уличного движения. И тут же на улице, пока ставится аппарат, Маргарита затевает с трехлетним актером игру. Она состоит в том, что с одной стороны стекла сестра прикладывает нос к нему, а с другой ребенок. Мара передвигает лицо то вправо, то влево. Ребенок своим носом должен «поймать» ее нос. Ловля носа очень нравится, он смеется, глаза блестят. Потом она меняет игру: вместо носа ребенок ловит ее палец. Это тоже нравится. Тогда игра еще усложняется: Маргарита на расстоянии от стекла проделывает то же, а ребенок должен на стекле ловить ее движения. Получается. Когда сестра хочет получить его взгляд вниз, то садится на корточки и почти ложится на тротуар, когда — вверх — сразу поднимается во весь рост. Она стоит сбоку от аппарата. Таким образом можно снимать. Когда Маргарита хочет получить перемену эмоций, то пускается на хитрость. Она несколько раз передвигается в разные стороны с таким расчетом, чтобы ребенок не мог «поймать» ее нос и, наконец, дает ему эту возможность. Он рад, он смеется и хлопает в ладоши. Он выполняет эти засекреченные требования на ходу так же естественно, как они ему подбрасываются, не теряя настроения. «Занимательность съемки — говорит М. Барская — существует для маленьких детей не в самой съемке (так как я заставляю их забывать об аппарате, сколько возможно), а как представление о времени, в которое «усисельница» (так прозвал меня один из актеров) выдумывает всегда самые разнообразные игры. ‹…›

Марочка очень мягко и просто относилась к трудностям быта, собственно, как и все мы, все в нем упрощала, а не усложняла, и эти трудности никогда не портили ей настроение.

В то время Маргарита монтировала «Рваные башмаки», и какой- то период мы жили с ней вдвоем. Работала сестра по 15–18 часов в сутки, а бывало оставалась на фабрике, где спала на монтажном столе 2–3 часа и снова продолжала работать. ‹…›

Мара ходила в очень рваных коричневых туфлях; каким-то чудом подошва не отваливалась от верха, а он был весь в заплатках.

Когда сестра по ордеру купила новые туфли, один из старых был тщательно помыт и на ленточке привязан к висячей лампе.

Довольно долго он занимал это почетное место.

Барская Е. Воспоминания о Маргарите Барской (Написаны ее младшей сестрой) // НИПЦ «Мемориал». Архив. Фонд № 2. Оп. № 2. Дело № 6.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera