Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
Таймлайн
19122020
0 материалов
Поделиться
Домой! Домой!
Возвращение Протазанова из эмиграции

«В ближайшее время в Москву приезжает Я. А. Протазанов, — читаем мы в журнале „Кино“. — В достаточной мере расстроенные ряды оставшихся в РСФСР производственников пополнятся одним из крупнейших русских кинорежиссеров, памятным по его постановкам в Москве в фирме б. Ермольева...»

В Москве ждали Протазанова, ждали и готовились к встрече. Режиссер еще не выехал из Берлина, а Эфрос уже заказал для него сценарий. По мнению руководителей «Руси», первая послеэмиграционная работа Протазанова — фильм «Иван Грозный» по мотивам романа Алексея Константиновича Толстого «Князь Серебряный» — должна была прогреметь на весь мир.

Алейников и Эфрос считали, что такой фильм сулил советскому кинематографу выход на мировой экран. Этот выход был очень нужен — он означал получение валюты, а следовательно, пленки и аппаратуры.

Не будем осуждать Эфроса и его коллег за тяготение к фильму с «русским национальным колоритом». В такого рода картинах экзотика могла затушевать несовершенство техники. «Князь Серебряный» — не единственный тому пример. Почти одновременно «Русь» повела переговоры с М. Горьким о сценарии «Стенька Разин».

Узнав, что Протазанов собирался поставить «Ивана Грозного» — факт, почти не отраженный в биографии мастера, — я решил разыскать участников этой работы. ‹…› Поиски привели меня на улицу Фурманова, в квартиру драматурга Файко. Мы сидели в небольшой комнате, стены которой увешаны портретами актеров и фотоснимками мизансцен спектаклей. Я слушал рассказ Алексея Михайловича и... испытывал разочарование.

‹…› Молодому, только заявившему о себе драматургу заказали сценарий «боевика», способного соперничать с «Графом Калиостро», «Черепом дочери фараона» и прочей дребеденью, заполнявшей тогда экран.

Судя по рассказу Файко, курс на «боевик» держался весьма откровенно. Никакого углубления в образы и характеры. Побольше действия, событий, смены сюжета, движения... Таково было требование заказчиков. Это требование — создать своеобразный русский «вестерн» — Файко, вероятно, перевыполнил с лихвой. Во всяком случае, как вспоминает Алексей Михайлович, Эфрос, прочитав сценарий, заметил:

— Картина может получиться интересной, только у вас уж очень много скачут на лошадях...

Но Файко — не единственный человек, участвовавший в подготовке к съемкам «Ивана Грозного». Огромную работу проделал и В. А. Симов — любимый художник Станиславского, приглашенный на постановку этого фильма. За плечами у Симова громадный опыт. Это он оформил в Художественном театре «Царя Федора Иоанновича», «Смерть Иоанна Грозного», «Чайку», «Дядю Ваню», «Юлия Цезаря» и многие другие не менее известные спектакли. ‹…› Живой, горячий, всегда улыбающийся, отрицающий слово «нельзя» — все можно, — великолепный «русский», чувствовавший и историческую Русь и русскую природу, умевший в декорации дать радостное ощущение натуры«.

Работа с Протазановым для Симова — приятная перспектива. По прежним постановкам Якова Александровича Симов отлично знал, что режиссер ценит труд художника, а тут еще благодатная тема. Симов готовился к постановке «Ивана Грозного» увлеченно и с размахом...

— Я строю макеты, — рассказывал он журналистам, — исходя не только из исторических, или чисто живописных, или абстрактно-кинематографических соображений, я строю их прежде всего в соответствии с моим конкретным представлением о том действии, которое будет протекать в построенных по этим макетам декорациях. Несомненно, этот принцип предполагает большую «смычку», полное художественное согласие между художником и режиссером...

Яков Александрович был еще за границей, а в деревне Иваньково, подле Покровского-Стрешнева, Симов организовал художественно-декорационные мастерские. Здесь предстояло соорудить Александровскую слободу с дворцом Ивана Грозного, улицами и, разумеется, тюрьмой.

Осенью 1923 года, в разгар этой работы, «Киногазета» сообщила: «Завтра, 26 сентября, в Москву приезжает известный русский кинорежиссер Я. Протазанов, который будет работать в художественном коллективе „Русь“ над постановкой картины „Иван Грозный“».

Поезд остановился у перрона Александровского вокзала. В белых фартуках, с солидными бляхами на груди, суетились носильщики. Из соседнего состава высыпала толпа мужиков в лаптях, с пилами за спиной, в обшарпанных, явно не по сезону надетых треухах. Потоптавшись около своего старшого, мужики вскинули на плечи деревянные сундучки, и артель двинула в город.

Вслед за сезонниками, провожая взглядом молодцеватого носильщика, взвалившего на плечи его чемоданы, Протазанов вышел на площадь. Чуть поодаль темнели Триумфальные ворота. В толстых кафтанах (ну точь-в-точь как в «старое доброе время») ожидали седоков извозчики.

Протазанов с интересом осматривался. Как будто бы все старое, давно известное — и все же какое-то другое. Нет, пожалуй, Москва уже не та, что раньше, до революции, и, конечно, в ней ничего не осталось от голодного замерзшего города, который он покинул, казалось бы, совсем недавно...

Извозчик неторопливо вез Протазанова по Тверской. Словно из прошлого, вырвались многочисленные лавочки и лавчонки. Только вместо мордастых охотнорядцев на улицах чистенькие нэпачи в узких брючках, ботинках «джимми». Бойкая папиросница звонко рекламировала «Герцоговину Флор», а шустрые продавцы фруктов, словно воробьи, разлетались при трелях милицейского свистка — у них не было патента на право торговли. Старый кустарь раскачивал на резинке маленькую обезьянку из папье-маше и пружинок. Обезьянка забавно дрыгала лапками, а старик протяжно тянул:

«Есть обезьяна Фока, без отдыха и срока.
Не бьется, не ломается,
Физкультурой занимается...»

Стройные девушки-комсомолки в ярких кумачовых косынках торопились по своим делам, не обращая ни малейшего внимания на все эти «оскомины старого мира».

Оставив позади почти всю Тверскую, извозчик остановился, чуть-чуть не доехав до Охотного ряда. Здесь, на правой стороне улицы, стояло здание, в котором размещалась гостиница «Париж». Современные москвичи знают этот дом. В нем дает спектакли Театр имени Ермоловой.

Старое здание доживает свое. Его скоро снесут, чтобы расчистить место стеклянно-бетонным параллелепипедам новых корпусов гостиницы «Националь». Здесь по возвращении из-за границы прожил Протазанов несколько первых месяцев, осматриваясь и обживаясь.

Три года отсутствия — срок в масштабах человеческой жизни небольшой. Однако изменилось так много, что Протазанов, бродя по родному городу, буквально открывал его заново.

И дело, разумеется, было не в колоритных уличных сценах, не в огромном числе деталей, которые жадно впитывал глаз художника. Происходила встреча человека старой русской культуры с новой, нарождавшейся в огне революции.

Разумеется, прежде всего Яков Александрович устремился в театр. Ф. В. Протазанова рассказывала, что в первый сезон после возвращения он посетил около шестидесяти спектаклей — примерно два спектакля в неделю. ‹…› Сезон 1923/24 года был поворотным. Борьба старого и нового хотя и продолжалась, но уже не столь яростно. ‹…›

‹…› Представители «левого искусства» повели резкую атаку на Большой театр. Началась дискуссия, охватившая всю московскую печать. Маяковский и Мейерхольд во весь голос требовали закрытия Большого театра. Станиславский и Южин защищали его. ‹…›

Протазанов осматривался недолго. Картина ясна. Кинематограф напоминал исполинскую арену, где скрестили копья люди разных художественных направлений.

Арлазоров М. Домой! Домой! // Арлазоров М. Протазанов.
М.: Искусство, 1973. 

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera