Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
2021
2022
Таймлайн
19122022
0 материалов
Поделиться
Талантливый, веселый и очень сердечный
Иван Перестиани о Григории Гибере

      
Моим оператором в гурзуфской поездке был обычно Гриша Гибер, наш ханжонковский питомец, изучивший прекрасно лабораторное дело и выросший на практике в первоклассного мастера съемки. Помимо технических знаний Гибер был человеком талантливым вообще, веселым и очень сердечным. Мне он очень нравился, работать с ним было весело, приятно, тем более что чувства наши были взаимны. Помимо всего, Гриша обладал чуткостью художника и был прекрасным пианистом, играя даже классиков по слуху, не зная ни одной ноты. Как-то в одной из картин мы снимали любовное объяснение Кованько и Полонского. Приближающийся момент поцелуя надлежало, по обычаю, закончить диафрагмой. По поскольку я имел обыкновение внимательно изучать места съемок, то еще накануне, осматривая вделанную в строение скамью, где намечалось это объяснение, я обратил внимание на белоснежную от цветов, похожую на пышный букет ветку жасмина на росшем рядом со скамьей кусте. Через несколько минут, взяв у хозяйки дачи нитку шпагата, я устроил замену диафрагме. Гриша об этом не знал, не знали также и исполнители.                      

И произошло так, как было задумано. Гриша снимает, красивые лица влюбленных сближаются. Вот он - поцелуй. И вдруг ветка жасмина, пышная и ароматная, колыхнулась и, медленно склоняясь, закрыла     
наглухо этот древний, как сама жизнь, акт сближения. Получилось замечательно.                                                    
- Стоп! - скомандовал я и посмотрел на Гришу.  
Лицо у него было растерянное, и глаза подозрительно блестели.         
– Как это так? Иван Николаевич, ах как это х о р о ш о?             
- Учись, Гриша, пока старики живы,- ответил я ему старой шуткой и не удержался от дружеского поцелуя за художественную чуткость. 

Перестиани И. 75 лет жизни в искусстве. М., 1962. С. 278.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera