Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
2021
Таймлайн
19122021
0 материалов
Поделиться
«Наш невооруженный глаз ничего не знает»
Как правило, режиссеру приходится оправдываться.

Михайло Макотинський: Если бы я был поэтом, я бы написал тексты для этого фильма. Если бы я был лидером клуба самоубийц, я бы закрыл это заведение, и у меня не осталось бы клиентов. Это как если бы вы всегда чувствовали радость и удовольствие, даже если вы знаете весну и видели ее много раз. Вам кажется, что первую часть я мог бы сделать сам, но когда действие достигает кульминации, вы не можете поверить в эту фантазию и этот удивительный монтаж, не говоря уже о самой технике. Я не могу найти слов. Если бы кто – то попросил меня классифицировать этот фильм, я бы сказал- я не знаю. Может быть, это только первое впечатление, но я не могу найти лучшего слова, чем “шедевр”.

Я наблюдал за сотнями тысяч метров, но никогда не испытывал ничего подобного этому впечатлению. Даже грязь становится эстетичной в этом фильме. Пионеры, те самые пионеры, которые всегда изображаются такими беспомощными, с их барабанами и игровыми площадками, представлены на этой картине так, что вы почти бросаетесь вперед на экран и смешиваетесь с их толпой. Антирелигиозная пропаганда художественно превосходит все когда-либо созданные антирелигиозные произведения.

Это представление не может оскорбить даже религиозного человека, и даже священник будет смеяться во время просмотра этого фильма. Я считаю, что это произведение требует особой музыкальной партитуры. Если какой-нибудь великий композитор или музыкант увидит этот фильм, он с удовольствием напишет для него музыку.

<…>

Григорий Косинка: Меня очень впечатлила простота работы товарища Кауфмана. Это совершенно понятно, особенно с учетом “биологии весны”. Этот фильм возвышен. Я смотрел много пьес из наших и зарубежных кинематографических постановок, но никогда не сталкивался с такой простотой в изложении определенных моментов. Чтобы изобразить эпизод с детьми, которые наблюдают за птицами, как это сделал товарищ Кауфман, нужно быть великим художником. Фильм чрезвычайно заряжен, он ошеломляет и заставляет нас, как заметил товарищ Савченко, выражаться восклицаниями.

Некоторые эпизоды, на мой взгляд, можно было бы сократить. Например, танец долгий и утомительный. Эпизод со свиньей очень силен и остр как элемент религиозного праздника. Этот символ будет оскорблять религиозные чувства. Он будет действовать очень резко и негативно, что хорошо. Сцена кладбища произведет самое сильное впечатление, особенно в деревнях (предположение, что она обращается только к городу, неверно). Это не менее характерно для деревни, чем для города. Я не знаю, специально ли товарищ Кауфман снимал эту бабушку, но этот человеческий тип уникален. Положительные моменты углубляют впечатление настолько, что забываешь о мелких недостатках. Фильм произвел на меня большое впечатление.

<…>

Петр Косячный: Я начну с нескольких слов о предыдущем обсуждении этого фильма. Всем известна история с предыдущим обсуждением. Я был в числе тех, кто выступал против фильма, и даже сейчас не отрицаю необходимости своих слов. Я сказал, что товарищ Кауфман доказал свои качества вполне независимого и великого мастера как в художественном, так и в техническом аспектах своей работы. Я рассматриваю эту картину как первую самостоятельную работу товарища Кауфмана, помимо фильма "Ясли". Однако некоторые другие товарищи обсуждали совершенно другие вопросы: идеологическую ценность этого фильма, его соответствие требованиям нашего времени, его социальное содержание и своевременность. Основные дискуссии были связаны с этими вопросами и стали очень острыми. Я очень доволен сегодняшними докладами, особенно от товарища Котинского, потому что я впервые слышу от него, что он может изменить свое мнение, и это вселяет некоторую надежду. Товарищ Макотинский упомянул пионеров, гимн труда и т. д. Присутствовал ли кто-нибудь из них в первой версии фильма товарища Кауфмана? Нет, это не так.

Николай Вороный: Нет.

Петр Косячный: Весь третий раздел, основанный на промышленном материале и оставляющий очень сильное впечатление, является результатом дополнительной работы товарища Кауфмана над этой картиной. Именно поэтому сейчас мы должны объявить амнистию по одному из пунктов предыдущего решения, в котором говорится, что фильм не соответствует современным задачам с точки зрения идеологической согласованности и социального содержания.

Михаил Макотинский: Это не амнистия, это оправдание.

Яков Савченко: Отмена.

Петр Косячный: Правильно, отмена. Эти улучшения способствуют повышению социальной ценности и своевременности фильма. Сам товарищ Кауфман тогда сказал, что не смог продумать эти аспекты по объективным причинам (у него не было времени из-за окончания съемочного сезона, впереди была поездка за границу и т. Д.). В результате сегодняшние репортажи полностью характеризуют этот фильм и приносят полное примирение с некоторыми товарищами, которые думали, что существует “атакующая” группа. Не было никакой группы; просто некоторые люди хотели, чтобы фильм стал еще лучше. Если бы только каждая дискуссия имела такие результаты, это была бы идеальная организация ВУФКУ.

Я считаю, что предыдущая оценка должна остаться неизменной, за исключением того момента, о котором я упоминал ранее. В решении говорится, что это высокохудожественная режиссерская работа, безупречная операторская работа и идеологически ценный фильм.

Решение Правления было одобрено одним голосом, поскольку два члена Правления написали свои отдельные мнения. Сегодня я снимаю свое отдельное мнение, поскольку корректировки товарища Кауфмана повысили социальную ценность фильма, который мы требовали. Таким образом, мы должны только добавить к предыдущему решению, что никаких дополнительных поправок или корректировок не требуется, и одобрить фильм.

У меня есть практическое предложение: фрагменты из докладов товарищей Савченко и Макотинского должны быть опубликованы в прессе. Наш художественный отдел должен инициировать дискуссию, чтобы подготовить харьковскую общественность к предстоящему показу в Харькове. Мы не можем решить проблему синхронизации прямо сейчас. Его следует отложить по инициативе художественного отдела.

Яков Савченко: Этот фильм основан на городском материале. Есть предложения создать подобный фильм на деревенском материале.

Михаил Кауфман: Как правило, режиссеру приходится оправдываться. Но сегодня мне не нужно оправдываться. Я должен просто ответить на некоторые замечания, касающиеся умножения, протяженности танцевальных сцен и промышленных эпизодов.

До этого я должен сказать несколько слов о своих методах и причинах утверждать, что я работаю в соответствии с научным подходом, а не интуицией.

Это не значит, что я не полагаюсь на интуицию; тем не менее, я разработал определенную методологию, которая помогает мне подходить к работе подходящим образом. Моя работа основана на аналитическом подходе к окружающим явлениям.

Наш невооруженный глаз ничего не знает о реалиях жизни, потому что эти явления рассеяны во времени и пространстве. Наблюдая одно явление и переходя через некоторое время к другому, мы теряем связь между ними. В этой картине у меня есть возможность диалектически организовать отдельные явления, которые рассеяны и не могут быть непосредственно связаны с другими явлениями.

Как реализовать эту работу? Я рассматриваю свою работу как работу химика. Химик разлагает вещество на элементы, а затем составляет их в определенной пропорции, создавая новое вещество. Разложив жизненную субстанцию на элементы и избавившись от всех методов фиксации, предоставляемых техникой кинокамеры, мы можем использовать их для анализа жизни [...] и их организации и синтеза.

Это подводит нас к умножению. Я уменьшаю расстояние между отдельными случаями длительного процесса, который не может быть воспринят как процесс невооруженным глазом. Я выполняю ту же работу, что и ученый со своим микроскопом: я наблюдаю через микроскоп различные явления, невидимые невооруженным глазом. Обычный человек может найти то, что он видит через микроскоп, странным, забавным или необычным.

Вот почему замечание о умножении как методе, который выделяется на фоне рисунка пленки, беспочвенно, поскольку все технические возможности, предоставляемые кинокамерой, должны быть на 100% использованы для увеличения наших знаний о жизни. Протяженность танцевальных сцен спорна. Я проверю это с аудиторией, а затем, возможно, соглашусь. Товарищ Косячный ошибся в одной из корректировок в фильме. Он сказал, что раньше в нем отсутствовали индустриальные сцены. Но если бы мы исключили из фильма все индустриальные эпизоды, мы бы убили весь его социальный смысл.

Моя картина невообразима без индустриальных эпизодов; в этом случае у нее не было бы защитников во время предыдущего показа. Я просто чувствовал необходимость укрепить эти моменты, чего раньше нельзя было сделать по разным причинам. Вот почему я не возражал против предложения товарища Косячного и не считал его врагом моего фильма. Я принимаю не только позитивную критику, и если критика может быть плодотворной, я только приветствую ее. Даже сейчас я не верю, что фильм удовлетворительно рассматривает проблему индустриализации.

Я думаю, что без тяжелой промышленности вообще нельзя говорить об индустриализации. А на моей картине легкая промышленность изображена как тяжелая промышленность и сливается с вопросом индустриализации в целом. Меня насторожил тот факт, что строительные и другие промышленные моменты в фильме приведут к стремлению увидеть и тяжелую промышленность. Тем не менее эпизоды в фильме настолько впечатляющи, что это стремление не появляется, и моя тревога устраняется. Теперь я хочу сказать, что я ценю этот фильм так же, как и вы.

Я сделал огромное количество открытий в монтаже и съемках этого фильма. Вот почему я не хочу, чтобы он шел по пути многих других неигровых фильмов. На основе нехудожественного материала мне удалось снять фильм, который, несмотря на необычный монтаж, не приводит к нарушению зрения и логически решает различные вопросы. По крайней мере, никто не упомянул, что это непонятно для масс, что это хаос, эстетизм, чистый формализм и так далее. И все же я чувствую, что этот фильм подавляется и уходит под ковер. Пресса, даже наш журнал, до сих пор молчала о фильме. Вместо этого они пишут о многих других фильмах, некоторые из которых даже не были выпущены.

Это адекватный фильм, и зрители должны воспринимать его адекватно. Импульс к просмотру фильма передается через его рекламу. В этом отношении ничего не было сделано. Мы должны немедленно поднять этот вопрос. Что касается показов фильма и кинотеатров. Я знаю о тенденции показывать неигровые фильмы во второстепенных кинотеатрах. Это совершенно неправильно, и не потому, что я хочу увидеть свою фотографию у Мансера.

Вся провинция следит за показами в основных кинотеатрах, особенно в столице. Если картина не была показана в первичных кинотеатрах, это должен быть вторичный фильм. Еще один вопрос касается многих эпизодов в моем фильме, которые основаны на четком ритмическом паттерне. Я не знаю, будет ли специально составленная музыка, которая будет сопровождать фильм, на 100% удовлетворительной, но такая синхронизация значительно увеличит влияние многих эпизодов. Мы должны поднять этот вопрос, потому что в Москве уже есть ряд звуковых постановок, и у нас есть определенная договоренность. Я хотел бы, чтобы инспекционная комиссия зафиксировала предложение о синхронизации в весеннем фильме. Я также хочу отметить тот факт, что этот фильм стоит меньше, чем любые другие аналогичные фильмы.

Михаил Макотинский: Сколько?

Михмаил Кауфман: До поездки в Харьков фильм, по данным бухгалтерии, стоил 17 000 рублей. 60% этой суммы составляют административные расходы Завода, услугами которого я даже не пользовался.

Фильм стоит около 10 000 рублей, но даже если бы он стоил 17 000 (20 000 с поездкой в Харьков), я просто должен указать на такой важный и существенный факт. Что касается предложения товарища Савченко о деревне, то я сожалею, что не смог этого сделать по разным причинам. Мне пришлось уехать за границу, и каждую неделю мне говорили: ты должен быть готов, ты едешь за границу с экспедицией ЦК металлургов, заканчивай свою работу как можно скорее...

Петр Косячный: Никогда не доверяйте сплетням.

Михаил Кауфман: Я не думаю, что председатель Правления и само Правление являются сплетниками. Я расширил свою работу от короткометражного фильма до полнометражного фильма, и я работаю в самых неадекватных условиях. Возможно, при других обстоятельствах расходы можно было бы снизить. Жаль, что отсутствует деревенская часть, потому что мы могли бы создать седьмой эпизод о промышленности и восстановлении сельского хозяйства. Я предложил еще одну тему - “деревня будущего”, посвященную стиранию границ между городом и деревней. Вот как я вижу деревню будущего.

"Михаил Кауфман" // Украинская дилогия// Национальный центр Олександра Довженка, 2018. -300 с.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera