Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
2021
Таймлайн
19122021
0 материалов
Поделиться
Про рок и театр
Опера "Юнона и Авось" насквозь состоит из мелодий-шлягеров

- Алексей Львович, вы очень талантливый композитор, мама у вас дизайнер, папа был скрипачом в оркестре Александра Цфасмана. Скажите, а вы ведь неспроста Львович?

- Конечно, неспроста. Мой отец - Лев Самойлович Беймшлаг. Я долго искал корни этой фамилии и не нашел. Мне почему-то кажется, что это переделанный вариант фамилии Бейншалах, но это только мои предположения.

Мои родители поженились, когда мне было уже 16 лет, поэтому фамилия у меня мамина. Это события 1940-х, не хочется сейчас погружаться в сложные нюансы. Сегодня мои двоюродные и троюродные сестры живут около Иерусалима. Недавно я приезжал в Израиль к своей двоюродной тете. Во мне ровно половина еврейской крови. И всегда, когда приезжаю в Израиль, приезжаю в свою среду и всегда наслаждаюсь.

© Из личного архива Алексея Рыбникова

- Значит, у вас есть любимые места в Израиле?

- Я очень люблю Иерусалим. Тель-Авив мне дорог по медицинским причинам - нам там очень помогли…

- Для вас, как для россиянина, с кем или с чем ассоциируется Израиль?

- Со всем миром! Израиль - исток и родина всего духовного на земле! Это остается сейчас, и это не должно исчезнуть. Это очень важно понимать всем во всем мире!

© Из личного архива Алексея Рыбникова

- На этот раз вы привозите в Израиль авторскую версию рок-оперы «Юнона и Авось». Чем она отличается от общеизвестной?

- "Юнона и Авось" пережила десятки разных постановок, не только ленкомовскую. Было время, когда чуть ли не в каждом крупном городе шла своя "Юнона и Авось" - то ли оперный спектакль в той или иной трактовке, то ли балет под пластинку. Причем пластинка, выпущенная фирмой "Мелодия", была совсем другим вариантом этой истории.

В Ленкоме опера была реализована лишь частично - из цензурных соображений и из-за того, что это был драматический театр и нужно было считаться с вокальными возможностями конкретных актеров. Поэтому однажды мне захотелось сделать сценический вариант своей работы, максимально соответствующий первоначальному, звучащему на пластинке с профессиональными вокалистами и при этом воплотивший все то лучшее, что было сделано в драматическом театре. То есть авторская версия - это наиболее полный вариант оперы, в котором актеры поют профессионально - выпевают все ноты, и высокие, и низкие, и при этом соответствуют всем требованиям большого драматического театра. Без всяких поблажек. Потому что в моей версии кульминация наступает во втором акте, в момент, когда звучат стихи Микеланджело в переводе Вознесенского, а в Ленкоме их, кстати, не было. И наоборот, мы отказались от тех искусственных музыкальных фрагментов, которые появились лишь в силу необходимости в качестве аккомпанемента к эпизодам конкретной постановки и не соответствовали жанру рок-оперы.

Другими словами, все то, что мы привозим в Израиль, соответствует моему авторскому представлению, как все это должно быть.

© Из личного архива Алексея Рыбникова

- Опера "Юнона и Авось" вся насквозь состоит из мелодий-шлягеров, супертем, каждая из которых могла бы потащить за собой отдельное большое полотно. Что тогда служило источником вдохновения для вас - стихи, идея, гонорар, что-то еще? Можно ли считать соавтором музыки Захарова, диктовавшего вам длительность тех или иных тем?

- Нет, ни в коем случае. Весьма символично, что после того, как я написал это произведение, Ленком не стал его ставить. Со своим творением я вдруг оказался один на один.

© Пресс-служба Театра Алексея Рыбникова. Сцена из авторской версии рок-оперы "Юнона и Авось"

- То есть Ленком поначалу заказал, а от постановки отказался?

- Да, заказал, но без договора и без копейки денег. Все было написано на свой страх и риск, без расчета на какой-нибудь гонорар. Меня просто увлекла идея искренне написать то, что чувствую я. И это счастливым образом совпало со стихами Вознесенского. Тогда, наверное, многие хотели, как я, выразить свой духовный протест против того, что царило в СССР, - против идеологических запретов, против давления. Ну невозможно было дальше все это терпеть, проглатывать, обсуждать где-то на кухнях… Вот действительно хотелось в музыкальном виде ударить кулаком по столу и сказать: "Да, мы живы! Мы вот так хотим говорить и петь, и никто нам этого не запретит!"

Для меня это было очень важно, ведь многие люди тогда психологически ломались и теряли веру в себя либо шли в открытое диссидентство, и их сажали в тюрьму или выгоняли из страны. В результате диссидентство становилось важнее творчества. Мне же хотелось все сделать убедительным именно творчески, без оглядки на то, как это потом оценят. И когда это отказались ставить, я просто стал записывать альбом, рассчитывая только на себя. И только потом все стало обрастать шумом и славой…

© Пресс-служба Театра Алексея Рыбникова. Главные герои авторской версии рок-оперы "Юнона и Авось"

- Расскажите о своем театре. Точнее, о его ведущих солистах. Есть там имена и голоса, которые завтра будут у всех на устах и на которые нам стоит обратить внимание сегодня?

- Прежде всего хочу назвать замечательных музыкантов - братьев Никиту и Александра Поздняковых. Они буквально выросли у нас в театре, зрителю они известны по телепроекту "Голос". Мне кажется, большое будущее у наших Николая Дроздовского, много снимающегося в кино и сериалах, у Евгении Благовой, тоже участвовавшей в проекте "Голос", у Екатерины Кульчицкой, знакомой зрителям по рекламе и сериалам. Все они, как и остальные актеры нашего театра, - серьезные рок-вокалисты с драматическим талантом...

© Пресс-служба Театра Алексея Рыбникова. Сцена из авторской версии рок-оперы "Юнона и Авось"

Беседу вел Борислав Протченко. : Композитор Алексей Рыбников: "Во мне половина еврейской крови"

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera