Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
2021
Таймлайн
19122021
0 материалов
Царь Горы
«Мишень» Александра Зельдовича

<...>

В «Мишени» людей могло бы и вовсе не быть.

В сущности, их там и нет. Актеры великолепны, только играют они не людей. Мужчины — сырьевые придатки: недра (с подобной безжалостностью Максим Суханов показывал Царя Горы лишь в «Стране глухих»), транзит (Виталий Кищенко выглядит Кайдановским 2.0 для айпада), телевидение (Данила Козловский говорит быстрее, чем публика слушает). Женщины — зеркальная маска, неотразимый голос, обманчивая молодость. Инопланетные акценты у Джастин Уодделл и Даниэлы Стоянович тоже работают на идею отстранения. Массовка, в общем, почти не нужна — люди здесь кажутся либо пространством, либо приборами для изучения эмоций. «Мишень» сделана с таким холодом и равнодушным любопытством, как будто через миллионы лет после конца человечества прилетели инопланетяне, разморозили случайно сохранившегося домашнего робота и по его холодному микрочипу восстановили роман Толстого.

«Мишень». Реж. Александр Зельдович. 2011

«Я уверен, что всех нас ждет невероятное, фантастическое будущее», — говорил один из героев фильма «Москва», объясняя, что люди — «пельмени», а общество — «подмороженная», кристаллическая структура. «Если найти иголкой центр этого кристалла, он сразу осыпется. Сразу. Я уверен, что вся эта глыба льда, которая подмерзала и подмерзала все эти годы, рухнет сразу».

Вот оно, это будущее, — в фильме «Мишень». Ничто не рухнуло. В фирменный сорокинский лед входит и входит игла, а центра-то нет никакого. Или игла тупая. Или слишком холодно, пальцы не слушаются. Даже когда герои начинают отмерзать, они не становятся людьми: голое мясо, размороженные пельмени.

И вот по этой холодильной камере лучше всего восстанавливать прошедшее десятилетие: его изматывающую гламурность, пошлость, китчевую вонь, ехидное исполнение желаний, кастовую систему, «правостороннюю кирилльность», размеренное гудение морозильных установок, золотые пилюли, волшебные гаджеты, способные отделить «добрые» полезные ископаемые от «злых». Его артхаус — циничный, алогичный, но поразительный. Его большое кино — вылизанное, пафосное, красивое. Мертвое.

«Мишень» — лучший памятник нулевым. Проведешь в нем 157 минут — и сияй.

Рождественская К. Все золото пира // Сеанс. №45/46. 2011

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera