Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
2021
2022
Таймлайн
19122022
0 материалов
Поделиться
Один из самых загадочных киноактеров 20-х годов
Ирина Гращенкова о Владимире Фогеле

Владимир Павлович Фогель — один из самых значительных и загадочных киноактеров 20-х годов. Он принадлежал первому поколению профессионально подготовленных актеров экрана, окончивших Госкиношколу (будущий ВГИК). Его соученица Александра Сергеевна Хохлова дала ему исчерпывающую характеристику: «Фогель был гениальным кинематографическим актером — лучшим в нашем поколении». Мастер вне амплуа, мужчина мощного и, скорее, негативного обаяния, человек темной, драматической судьбы. У него был особенный, завораживающий взгляд очень светлых, почти белых, глаз без дна, постоянно меняющих выражение. В жизни он носил пенсне, но, снимаясь, никогда им не пользовался. Ему было 27 лет, когда в субботу, 8 июня 1929 года он покончил с собой, повесился. Потрясенные коллеги списали этот роковой шаг на нервное истощение в результате невероятно интенсивной работы. Случалось, актер одновременно снимался в трех фильмах. Из одиннадцати сыгранных им ролей две потребовали нечеловеческого нервного напряжения и запредельного мастерства. Это его лучшие роли — золотоискатель в фильме Л. Кулешова «По закону» и друг дома в фильме А. Роома «Третья Мещанская». У Кулешова роль шла под домокловым мечом ожидания казни и завершалась петлей на шее. Почти три часа актер снимался лежа на льду под струями брандспойта. У Роома главным испытанием стала ансамблевая игра на трех исполнителей, в их числе представителя иной школы, мхатовца. Вообще его манеру игры можно определить как психологический гротеск — подчеркнутую, чуть остраненную подачу состояний и чувств, а через них тип личности, характер. Как истинный ученик Кулешова, он играл по принципу «+монтаж», с учетом режиссерской транскрипции ролей.

В комедиях, которые Фогелю особенно охотно предлагали на «Межрабпомфильме», он играл легко, элегантно и умно. Но прекрасно знавшая актера А.С. Хохлова была уверена: «Подлинное амплуа Фогеля героико-трагическое». В кинематографе тогда не было ролей, соединяющих трагедию с героикой на материале современной действительности, а из персонажей революции и Гражданской войны актер мог рассчитывать только на роли антигероев. Так, Барнет предлагал ему сыграть белого офицера в фильме «Стальной ящик», кстати, так и не завершенном.

По горло занятый в кино, Фогель прошел мимо драматического театра, мимо классического репертуара. Так что главного он, наверное, так и не сыграл. Было отчего потерять душевное равновесие. Было отчего разыграться, скорее всего, наследственной шизофрении, ведь брат Владимира Эрих тоже покончил с собой. Он был летчиком, поднял самолет на высоту и шагнул прямо в открытое небо.

Владимир Фогель родился в Москве в 1902 году в мещанской, консервативной немецкой семье, где отец, мелкий служащий, так и не овладел русским языком, культурой. Жили на Тверской в доме, снесенном под постройку здания Центрального телеграфа. Владимир тяготился обстановкой в доме и рано ушел из семьи, зарабатывая себе на жизнь тяжелым физическим трудом. Он мечтал стать кинооператором, поступал в Госкиношколу, а когда выяснил, что в этот год набора на операторский факультет не будет, покинул Москву, уехал работать на лесоповале. Вернулся в 1920-м и поступил в первую Государственную школу кинематографии, правда, в мастерскую кинонатурщиков Л.В. Кулешова. Об универсальности Фогеля-кинематографиста не скажешь лучше его соученика и друга Всеволода Пудовкина: «... он блестяще знал проекционный аппарат... прекрасно справлялся со всеми видами работы монтажницы... от помощи Фогеля с его знанием съемочного аппарата не отказался бы ни один оператор. Работали над сценарием мы вместе... Если бы была нужда... заменить актерскую работу режиссерской... Фогель справился бы и с этой задачей. И еще — отличный фотолаборант, электрик, плотник. Не чувствовал опасности, ничего не боялся. Однажды по железным скобам взобрался на трубу МОГЭС и на ее венце лихо отбил чечетку. Отличный акробат, он спокойно выполнял опасные для жизни трюки, заранее обдумав все до мелочей, рассчитав до миллиметра. В Мастерской Кулешова Фогель встретил свою будущую жену Тамару Атаманову, учившуюся здесь вместе с младшим братом Львом, ставшим известным мультипликатором. И на всю Москву была знаменита их сестра — эстрадная танцовщица. Дружная талантливая семья Атамановых-Фогель жила в полуподвале в Большом Колобовском переулке около Трубной площади.

С осветительными приборами Фогель возился в калошах на босу ногу (мера безопасности), в рабочей спецовке (удобнее), а под камеру становился щеголь в строгой тройке, во фраке, в визитке. Стоило только почувствовать себя человеком определенной эпохи, среды — и приходили нужные пластика, характер, поведение. В.Р. Гардин вспоминал позднее, что поручал Фогелю читать спецкурс студентам-актерам, — ношения костюма, манеры, этикет. Актер увлекался искусством грима, неузнаваемо менявшего лицо, что не слишком типично для кинозвезды. В небольшой роли молодого человека в фильме «Кто ты такой?» (по прозе Джека Лондона) его не узнали даже коллеги и друзья. Часами мог гримироваться для ролей, которые не играл, но хотел бы. Так, грим становился и маской, скрывающей лицо, и способом утолить исполнительские амбиции. Он точно бежал в играемые роли, чтобы спрятаться от реальности, закрыться от нее и так сохранить тайну своей личности.

Фогеля хорошо знали за рубежом. Уже появление его фамилии в титрах встречали аплодисментами. Был он актером европейского масштаба, а весь его международный опыт — роль фашиста в советско-германском фильме Г.Л. Рошаля «Саламандра». По сложности человеческого «я» ему бы играть персонажей Достоевского, Чехова, а играл... влюбленного телеграфиста, шахматного фаната, парикмахера-подкаблучника, охотника за приданым. По меркам таланта все – прекрасно сделанные безделушки. Как написал один из друзей: «12 июня 1929 года у Фогеля была последняя съемка... Его пронесли мимо аппаратов». Так, последние кинопочести ему отдавали хроникеры, снимавшие прощание. Крах семьи Фогелей наступил в 1941 году, когда ее выселили из Москвы. Мужчин отправили на лесоповал. Здесь погиб третий сын старика Фогеля Павел. Семья московских немцев, богатая на сыновей, носителей, продолжателей фамилии, по мужской линии завершилась. Дочь Владимира Павловича Киру воспитала бабушка. Кира Владимировна, в замужестве Бурсук, выбрала профессию, далекую от кино и от балета, — стала геофизиком.

Сам Владимир Павлович владел безукоризненной русской речью, лишь когда позволял себе немного алкоголя, что случалось исключительно редко, начинал говорить с немецким акцентом и затягивал на мотив популярной русской песни «Вниз по батюшке, по Рейну». В этой шутке — горькая ирония. В разрыве с отцом — драма человека переросшего ближайшее окружение, тяготящегося им. Если бы это состояние, эти переживания Фогель мог воплотить в персонажах современников, людей 20-х годов... В одном частном письме Владимиру Фогелю была дана такая характеристика: бессердечен и вне нравственен, обокрал друга, отнял жену... О ком речь? О персонаже фильма «Третья Мещанская», носившем эту фамилию и это имя, или об актере, блестяще его сыгравшем?

Гращенкова И.Н. Киноантропология XX/20. М., 2014. С. 396-401.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera