Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
2021
2022
2023
Таймлайн
19122023
0 материалов
Поделиться
«Я — идеальный князь Мышкин»
О ремейке «Судьбы человека», амбициях и актерстве

Федор, что вы сейчас делаете?

По-прежнему снимаю видеоклипы, любимые мною, рекламу. Как режиссер готовлю полный метр, даст Бог, все получится. Были и остаются большие проблемы с финансированием. Вот задумал римейк отцовского фильма «Судьба человека».

Вы все-время что-то доделываете за Сергея Бондарчука. Говорят, что-то изменили в культовой советской картине «Война и мир».

Я ничего там не доделывал.

Но газеты писали, будто вы пересняли некоторые куски с использованием новейших технологий.

Не-воз-можно! В стране не осталось журналистов, которые действительно знают и отслеживают все, что происходит в кинематографе. Как-то Лев Новоженов, уважаемый всеми человек, спросил меня: «А кто же был реальным режиссером „Ватерлоо“? Ведь Бондарчук снимал только батальные сцены». Это Новоженов в Интернете вычитал! Мне ужасно больно слушать подобные бредни. Ни у одного вменяемого человека не поднимется рука что-то добавить в культовый фильм, а особенно у сына — переделывать что-то в работе отца. Реконструкция «Войны и мира» — это проект Министерства культуры и «Мосфильма». Они сделали звуковую версию, Dolby Surround, то есть «развели» звук в картине на цифру. Если раньше он шел из двух колонок, сейчас идет из двадцати восьми. Это та же музыка, но она звучит по-другому.

Вы хотите сказать, что звук что-то меняет?

Конечно, это же целая палитра! Если бы отец был жив... Господи, это же была его мечта!

Так почему же говорят о дополненной вами версии?

Это демоны не могут успокоиться. Все вранье! Как говорили, что Бондарчук получил «Оскар» за спецэффекты, так до сих пор это и продолжается. А что касается «Судьбы человека», я, действительно, хочу сделать римейк, перенеся события в период первой чеченской войны, но это будет не рефлексия по поводу произведения Шолохова, а рефлексия по поводу фильма Сергея Бондарчука. Мы с Петей Луциком, царство ему небесное, начинали работать над этой картиной вместе.

А почему именно римейк?

Можно не называть это римейком, можно сказать, что я снимаю фильм про войну. Я долго мучился в поисках сценария, который бы меня реально взбудоражил. И вот наконец нашел то, что искал! Во-первых, меня очень волнует чеченская война, а во-вторых, мне интересно сделать римейк. Я не хочу пускаться в подробные объяснения. Пусть решает зритель. Буду краток: в моей картине будет герой, который в картине отца был шофером. Он будет шахтером, у него тоже будет жизнь до войны и тоже будет семья. Больше ни слова не скажу...

Шофера в «Судьбе человека» играл Сергей Бондарчук. А кто будет играть шахтера?

Я. Иначе идея римейка теряет смысл.

А что вы оправдываетесь? Вы хороший актер.

Правда? Мне очень приятно, ей-богу.

Почему вы так мало снимаетесь?

Потому что не везде и не у всех соглашаюсь работать.

Почему?

А зачем?! Это ж не мой хлеб. Я играю то, что мне нравится. Отец, между прочим, тоже не везде снимался. Он, например, никогда не играл председателей или директоров заводов, не хотел! И я отказываюсь от огромного количества тупых предложений. Я лучше сыграю бесплатно у Гришки Константинопольского.

[...]

А как вас занесло в сериал «Мужская работа» Кеосаяна?

Кеосаян — мой однокурсник. Никогда в жизни не думал, что я сподоблюсь играть в сериале.

Если уж вы не у всех снимаетесь, то выбирать должны лучших среди лучших. Кеосаян к ним явно не принадлежит...

Да, у него репутация очень... странная. Но вот уговорил он меня, уговорил. Что-то напомнило мне наши первые институтские годы. И вы знаете, у нас с ним было очень нежное сотрудничество. И я получил массу удовольствия от работы. Фильм, кстати, про войну...

Почему сейчас все снимают фильмы про войну? Так действует Чечня?

Кто все? Раз-два и обчелся. Хотя для нашей страны необходимо снимать, снимать и снимать фильмы про войну! Мы же забыли про героев. Наши киногерои — засранцы, наркоманы. И на этих уродов должен смотреть мой сын?! Я понимаю английские фильмы на подобные темы — наркотики и борьба с ними, пусть пассивная — это же почти кино о войне. Или проект «Догма», авторы которого честно говорят о наболевшем. А у нас просто врут на модную тему! Вранье «от» и «до» за большие гонорары. Это же пошло и отвратительно!

Разве про Великую Отечественную войну было мало вранья? Вспомните советские фильмы...

«Баллада о солдате» — вранье? «Судьба человека» — вранье?

Вы сейчас приводите в пример лучшие фильмы. А их было куда меньше, чем...

Так и нам сегодня нужно кино нормального качества! У нас что, режиссеров нет? Нормальные люди с душой и сердцем исчезли? Я патриот! Я считаю, что есть люди, на которых можно равняться, и есть темы одухотворенные, взывающие к человечности, к которой и должен взывать хороший кинематограф. А иначе зачем вообще заниматься кино? Может быть, я идеалист, но такое отношение к искусству мне отец внушил. Всей своей жизнью, всем своим творчеством внушил: добро, любовь, позитивное начало должны присутствовать в фильме. Как можно так ненавидеть свою страну, как ненавидят ее современные любители поживиться на модных темах? Так глумиться, злопыхательски радоваться невзгодам и бедам, которые происходят у нас? Должна же быть боль в сердце. Может быть, это никому и не нужно, но во мне она есть. Спасибо отцу!

[...]

Вы скромный человек?

Я? (Заходится в приступе смеха.) Я — идеальный князь Мышкин. Это однозначно! Нежный, трогательный, идеальный человек — это я, Федор Бондарчук. Даже к гадалке можно не ходить. (Фальцетом в сторону.) Боже, меня теперь разорвут на части! И пусть рвут, я рваный буду, может быть, еще интереснее.

Между прочим, Виктор Сухоруков мне совершенно откровенно сказал: «Хочу попасть в историю». И молодец. Хочет — попадет!

Да? (Серьезно.) Я тоже хочу попасть в историю... Но я не буду вам это говорить, потому что и завистников море, и вообще как-то нескромно...

 

Кутловская Е. Федор Бондарчук: «Я — идеальный князь Мышкин» // Искусство кино. № 5. 2003

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera