Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
2021
Таймлайн
19122021
0 материалов
Поделиться
Хочется добиться в этом фильме «лёгкости»
Дневник работы над фильмом «Елена»

Текст публикуется в авторской редакции

8 октября 2009/четверг

Начало. Начало положено и этому изложению и работе над «Еленой».

Вот уже больше месяца, как мы с Олегом[1] на «птичьих правах» сидим в офисе и чистим сценариус. Куплены молескины, и начался этот путь. Трудный день, с горем пополам доползли до 70 эпизода. Разговор врача «скорой помощи» с Еленой. Застряли. Бились за атмосферу сцены. И пришли к выводу, который в сути своей ясен был всегда, но только сегодня как-то сам сформировался-сформулировался: здесь, в сценарии (да и в фильме) действуют фигуры, люди-смыслы. Тут уместнее говорить о социальных обобщениях, а не о пресловутой «подлинности», всегда мнимой, на самом-то деле.

Актёры волей-неволей сделают живыми этих персонажей, иначе и быть не может, но не нужно искать в разборе «подлинности житейской», обоснованности всех без исключения нюансов и поворотов, психологически точной линии соответствия поведения персонажей жизненному прообразу подобного момента. Это не документ. Это не стенограмма чувств человека из жизни с «достоверной» линией судьбы героя. Владимир, он кто? Как заработал свои деньжищи? Чем занимается Серёжа? «А, может, мы в прихожей повесим костюм охранника?» Кто такая Татьяна, его жена? Чем зарабатывает на жизнь Катерина? Где живёт? С кем? etc... Не нужны здесь подобные вопросы и не нужно создавать такую ткань настоящему повествованию. Оно не выдерживает подобных вопросов: они только разваливают всю структуру этой конструкции. (Как, оказывается, не выдерживают подобного разбора некоторые места в пьесах Чехова.) Какая разница, охранником Серёжа работает или «бомбилой»? А, может быть, вовсе нигде не работает.

Конкретизация сужает, а не расширяет образ. Одного взгляда на лицо должно быть достаточно, чтобы можно было сказать кто этот человек. Люди — знаки, узнаваемые сразу и понятные так же после нескольких первых реплик или после пристального первого взгляда на них. Точный выбор... Безошибочный кастинг вслед за точностью фабульной линии и диалога. В драматургическом смысле предельная лаконичность и безыскусное, строгое движение сюжета к развязке. Широкими мазками, не тормозящими действие на деталях и разжёвывании обстоятельств, обоснований и прочих никчёмных объяснений тех или иных тёмных мест.

За день до начала этого дневника мы с Олегом весь световой день просидели в подвале офиса за работой над сценариусом. На сегодня (стартовав 1 или 2-го сентября) мы дошли до 55-го эпизода. Сцена, когда Владимир с Еленой уже поговорили о наследстве, о Царствии Небесном и «о последних, кот[орые] станут первыми». По сути, мы на подходе к финалу. Все основные диалоги позади. Далее только действие и незначительное число функциональных (в смысле нагрузки на диалог) сцен. Нет пока по-прежнему финала. Ждём его рождения... Вечером — позор — премьера «NYILY»[2]. Хуже можно бы было только выдумать...

А за два дня до начала этого дневника — знаменательный день — визит к нам в разорённый офис Мелькумова[3], который опасливо озирался, не понимая, почему мы предпочли Мосфильму этот подвал, пока не оказался выше этажом и не увидел остальные 3 или 4 комнаты. Разговор о сценарном договоре.

Битва (тихая) за пункты, о которых у нас было разное суждение. У нашей стороны с Олегом — и у стороны продюсерской: Мелькумов&юрист. Обсуждали также возможность работы в Германии. Баумгартен[4] и 5 съёмочн. дней в Германии...

9 октября 2009/пятница

День начался из рук вон плохо. На подъезде к офису (мы с Олегом в который уже раз за последний месяц проезжали от его дома по Сивцеву Вражку к Плотникову 10). На подъезде раздался звонок от Мелькумова с сообщением о том, что раньше конца октября едва ли мы оформим официальный запуск. Т. е. «мы, конечно же, должны продолжать работать, но до конца октября трудно будет оформить это официально». «В понедельник Катя[5] пусть встретится с Ольгой[6] и поставит перед ней задачи по выплате срочных платежей: мебель, интернет, люди etc., etc... Опять эта затяжка... Как отвратительно это сказывается на общей атмосфере. Для здоровой творческой ситуации это чёрт знает что. Я взял тайм-аут. Если в понедельник неотложные вопросы не будут решены положительно, я, возможно, даже минуя Мелькумова, буду ребром ставить вопрос о пересмотре условий проекта перед Роднянским. Чёрт возьми!..

BWW 847 CMol Прелюдия #2 из 1ой части Хор[ошо]

Темп[ерированный] Клавир (до-минор) в исполнении Глена Гульда. После начальных титров — в полной темноте звучит эта музыка, как интродукция, как вход в историю. Преамбула, настрой, некая «подушка». «Сейчас вы увидите историю, исполненную трагизма»...

10 октября 2009/суббота

Всю первую часть дня занимались сценарным договором. Написали хлёсткое письмо Кудрявцевой. Они его заслужили. Как же много времени уходит на всю эту ерунду, но с другой стороны тренирует ум и держит в тонусе.

Золотое сечение. 60-72 эпизоды... Т. е. сцены замысла и воплощения преступления. Пронумеровали эпизоды сценария, вышло 96 эпизодов... Я был уверен, что сегодня закончим работу по чистке сценария. Застряли на эпизоде #95. Сцена у распределительного электросчётчика. «Конец света закончился»... Увязли в диалоге Сергея с соседом. Неорганично как-то всё выходило. Зато придумали интересные детали в эпизоде с электричкой (с лошадью): голос по громкой связи и пустой вагон; и чудные детали в квартире Сергея... «Мама, мама... За это надо выпить». Плач младенца... Закончили поздно.

За нами заехала Анечка. Дожидалась молча, пока мы закончим работу.

11 октября 2009/воскресенье

Олег позвонил ранёхонько, аж в 9.30. Заставил вставать. Правда, я ещё до 10 всё-таки проспал... Но уже в 12 мы были в Плотниковом.
Заглянул ненадолго к нам Михаил[7], который был по случаю на Арбате. Заглянул вместе с коляской, со спящим в ней младенцем. С младенцем, это потому что четырёхнедельному парню нет ещё имени...

Знаменательный день. Сегодня в четверть третьего мы закончили сценариус. 96 эпизодов. 62 страницы. На днях засядем за хронометрирование, а уже завтра начнём работу с Мишкой над режиссёрским. Впереди целый день. Прогуляться и вернуться работать над договорами — сценарным и режиссёрским. Потом, где-то после шести поеду к Ивану с Фёдором...

Грустный день — мы закончили сценарий, не посидим так больше. Теперь придут другие дни и люди... Олеган теперь в состоянии светлой печали...

12 октября 2009/понедельник

Первый день работы с Мишкой. Большую часть дня проговорили об имени для его сына. Вообще об этой проблеме: трудности выбора имени для ребёнка. Разогрелись и перешли к сценарию. Хорошо прошёл день. Опять как-то повеяло лучшими днями, подзабытыми минутами совместного творчества.

Вот оно, приближается благословенное время работы... Очень хорошо на душе. Вечером позвонила Катя Маракулина и поделилась добрыми новостями о положительном исходе разговоров о финансовых вопросах. Они на словах решены. До конца этой недели будет у нас мебель, интернет и прочие удобства. С этих дней можем прикреплять к проекту людей. Началось...

В четверг или пятницу встреча первого состава с Мелькумовым (по его предложению). Это радует, такие инициативы со стороны продюсера — хороший знак. Поглядим, как там будет дальше. На днях встречаюсь с Элей[8]. Второй «транш» актёров она мне должна предложить. И после коррекции по именам начнёт с ними встречаться и «писать» на камеру короткие интервью с ними. Нужно видеть, как они выглядят сейчас. В интернете фотографии не всегда актуальны. Вот, кажется, покатилось. С Богом.

13 октября 2009/вторник

Утро началось со Starbucks’a на Арбате. Горячий шоколад, опоздавший Кричман. Хороший день. Входим пока, конечно, только на первых подступах к фильму, но уже есть какие-то хорошие предчувствия. Вроде бы идёт дело. Хороших ряд идей пришло сегодня. Опять муки «про имя». А ещё в придачу сегодня младенцу — месяц. Пора бы именем обзавестись, так родственники считают, подпирают, поддавливают.

А ещё обрушился этот дурацкий «ТОП-Фильм» со своей премьерой и с работой с прессой. Скорей бы это всё одолеть. Завтра они собираются в два часа времени как-то втиснуть 18 интервьюеров. Идиоты. Что-то завтра будет!!! Устал и вечером домой пришёл совершенно без сил. На завтра взял выходной. А вечером — к идиотам.

16 октября 2009/пятница

Сегодня Мишки не было. Взамен сидели с Олегом и «добивали» сценарный договор. В последнее время ощущение такое, что мы собрались писать договоры, а не сценарий. Хотя сценарий в общем и целом готов. Чувство такое, что в нём нет пока финала.
Финал с девочкой и хорошо темперированным клавиром мне нравился очень, но тут как-то засмущал он не скажу всех, но многих. И я тоже пока к нему остыл.

Терпение лопнуло, и я позвонил секретарю Роднянского Кате. Безо всякого нажима и пафоса праведного, очень спокойно сказал, что «прошу о встрече на троих: Роднянский, Мелькумов и я. Как можно скорее...» И всё.

Уже через час, Мелькумов, вопреки обыкновению, позвонил Маракулиной и стал расспрашивать, как дела, почему никого не прикрепляем, почему, дескать, работа стоит и пр.? Обычно он звонит мне напрямую, игнорируя Катю, а тут сразу прямо к ней. Сказал бы «кошка на раскалённой крыше», если б это не походило больше на тараканьи бега... Засуетились, заработали... Ждём встречу теперь на следующей неделе. <...>

17 декабря 2009/четверг

<...> Сегодня с Мишкой увиделись поздно — подошёл он только в половине четвёртого. Замеркла накануне его дизельная тяга. Сегодня полдня разогревал. Входили долго в работу. Дошли до больницы, но дальше первого эпизода, где Елена выходит из палаты Владимира, плачет — не двинулись. И потом — остаются ещё по дороге нерешёнными некоторые планы, а то и связки целые монтажные. Возникла идея нового решения инфаркта в бассейне. Вдруг заявила о себе идея совсем не показывать «удар» в воде. То есть и девушка, которая прыгает в воду спасать «мужчину», тоже не нужна. Владимир входит в бассейн. <...>

10 декабря 2009/четверг

Опять актёры не те... не туда. Хватит уже с этими «неведомыми зверушками» нянчиться. Пора звать актёров... К чёртовой матери. Хватит, Эля...

11 декабря 2009/пятница

Живое кино снимаем мы или нет? Вот вопрос. Вдруг возник такой вопрос. Искусственное, отстранённое, выдуманное — или — реальное, приближенное к реальности? Мимесис. Узнаваемое на уровне «памяти», жизненных впечатлений. По взгляду Платона, мимесис («узнавание» или жизнеподобие) — это повторение внешней стороны вещей, простое копирование видимостей, что, по его мнению, не ведёт к истине... Но как ныне, спустя более чем две тысячи лет после рождения этих идей, и после столь же многовекового их торжества, не считать это единственно правильным — жизнеподобие и узнавание?.. Разработка внутреннего наполнения, выходящего за рамки простого узнавания — концентрация или гипербола в берегах жизнеподобия, но несущая в себе всю полноту. Это как говорят в народе по весне с началом ледохода «река вздулась». И не за счёт актёрской игры, она как раз скромна, и всегда в берегах, а другими средствами. <...>

26 декабря 2009/суббота

<...> Что же до проекта. Кисло как-то всё. Очень кисло. То ли это целиком субъективное переживание. Нечто, похожее на синдром эмоционального выгорания, когда все кошки серы и ничто не радует. А ещё можно сказать про стакан, который наполовину пуст...

20 января 2010/среда

«Мужчины вступают в брак из пресыщенности, женщины — из корысти». Оскар Уайльд.

25 января 2010/понедельник

«Бесовщина» на [...] телеке. Понижающая селекция. Как в «Прирождённых убийцах», — им проигрывают все, потому что есть табу, есть некий запрет (нравственный, моральный) на некоторые поступки, и общество никак не ждёт, что это вот так запросто будет нарушено, безо всякого упредительного сигнала... Игра не по правилам. Так не договаривались. Революция пены, пустотелой ничтожности. Рейтинг любой ценой. Тот, кто сейчас (словно в конце времён) стоит на стороне разрушения, развала до основания того здания, что и без того хлипко, — тот не испытывает трудностей. Здание это легко разрушить, потому что соткано оно отчасти из иллюзий или, лучше сказать, из утопий, но делать этого не стоит тебе. По обыкновению, делает эту «работу» структура грубая, именующая себя подлинностью, правдой. Такая правда не стоит многого, создаётся предельно просто, ибо основана на инстинкте, на простейшей грубой материи.

Заблуждение — вот она, красная цена этому «ренессансу российского кино». [...] Распоясавшаяся «менстра» — это Лилит гибнущего общества, разлагающихся связей... «Бесовщина» наших дней. А один из демонов, направляющих эту инфернальную силу, конечно, [...] телек. Квартирный оракул, закадычный друг и товарищ всех домашних, несущий сладостный яд вперемешку с ахинеей... Впрочем, совершенно человеческое, слишком человеческое. [...] Мир рушится. И, возможно, он должен быть разрушен. Но не дай бог стать этим разрушителем тебе. Сохранять — тоже роль не из лучших, потому что это роль обречённых. «Мир» будет разрушен. [...]

А что взамен? Я не о морали. Не пуританин и не ханжа. Говорить и следует правду, но неужто это она и есть?? Нет, ни эта низкая правда, тянущая книзу, ни «возвышающая», тянущая к пафосу гуманистических «вершин». Ни та, ни другая — обе грешат крайностями... Правда открытия в человеке середины, что ли. Полной тайны и непредсказуемости тех мотивов и причин, из которых действует человек. Открытие последней правды — вот чем резонно заниматься. Ни гуманизма, ни романтизма, ни постмодернистского цинизма, человек — не насекомое и не ангел, а кто таков — человек? Всего лишь человек, не больше, но и не меньше... А чем будет фильм «Елена»? Не тем же ли? Да. Возможно. Правдой... Но с другого конца, из другого источника. Я очень надеюсь. [...]

Что будет с этим нашим фильмом? Уродец или прекрасное существо явится на свет? Загадка, самая волнующая из всех прежних. Это состояние неопределенности, непрояснённости, тревоги и смятения мне нравится всё больше. Опасная тропа увлекает и кажется интересным приключением (путешествием)... Поглядим. Увидим.

По сути, точкой, где пересекались все смыслы — и явные и предвосхищаемые, побудившие меня взяться за этот замысел, была точка, где сиюминутность (актуальность) сходилась с образом купчихи Достоевского, которая ставит свечку в храме. Обыватель как самое страшное (ужасный удел человеческого существования). Так. кажется, Чёрт в Бр(атьях) Карамазовых говорит: «Моя мечта — сделаться округлою купчихой, в храме свечку ставящей за упокой, а то и за здравие родственничков своих...»

Или ещё идея Свидригайловская про рай — вспомнить найти... Рай — как банька с паучками... Что-то такое наше, русское... и Елена — как что-то такое незыблемое, неистребимое, «якорь жизни» — уродливый и неизъяснимый. Чёрт в юбке... Купчиха, оправдывающая всё во имя продолжения материальной жизни.

Санденс — Солнечный «город». Я был уверен, что «Санденс» — это наименование города, выяснилось, что «Санденс» — лишь название фестиваля. Город, в котором он проходил, называется Park City.
Елена. Искать ключ к центральной (кульминационной) сцене. Что это? Драма? Или трагедия? Способ существования героини. Если драма, тогда есть рефлексия, в Елене должна тогда присутствовать двойственность. Есть скрытый или презентативный второй ряд. «Сомнение», если можно это так назвать. Если же трагедия, то этого второго плана нет. Она (Елена) целиком, во всей полноте своего существа пребывает в своём решении. Она, приняв решение убить Владимира действует только так, без сомнений (должно быть страшно от одного дуновения её решимости, решимости без колебаний). Она только схвачена трепетом, даже не страхом (это не страх!), а каким-то торжеством. Почти ритуальностью происходящего. Страшно будет нам оттого, что мы заглянем в лицо пугающей бесстрастности... Мы увидим Монстра. Вначале мы увидим саму женственность, заботу, материнство, доброту и ласку, а затем — хищника. Время обнажения в человеке его происхождения, его физического начала — животного происхождения. Время даже и не переоценки ценностей, а игнорирования их, как смахнуть со стола бесполезные крошки. Варварские времена... Есть главная ценность — деньги. Всё ради неё, и никаких сдерживающих пут (нравственных законов, морали, совести, человечности и пр.), одна только цель — выжить себе самому и своему роду. Своей крови. Варварские времена. Природа побеждает мораль, разум, нравственный закон. В хаосе, в смутное время побеждает материя/природа...

Материя (мать, чувство) берёт верх над метафизикой (отец, разум, рациональное).

Вообще говоря, хочется добиться в этом фильме «лёгкости». Лёгкости повествования, лёгкости актёрского существования. Диалог должен быть свободным струением, с лёгкостью должны приходить слова: никакой «русской игры», тяжеловесной, значительной, обременённой паузами. Этого, вообще говоря, трудно добиться от русского актёра. Привычка, набивший оскомину навык «русской игры»...

Болею. Чёрт возьми, я всё ещё болею, уже почти месяц. Никак не ожидал, что так надолго вылечу из седла. Мозг не справляется с нагромождением необходимых к решению вопросов. Мозг схвачен болезнью, башка тяжёлая, чистоты и прозрачности, лёгкого, пружинистого состояния тела недостаёт. Заболел (свалился) 6-го января, и вот по сей день, а это уже около месяца. пребываю в перманентном состоянии ни то, ни сё... Помешал, конечно же, питерский вояж. Нужно было отложить эту экспедицию или вообще отменить её. (Кто ж знал, что она не принесёт никакого результата). Я недолеченный полетел сначала в Питер, а по возвращении в Москву, ещё через 5 дней улетел в Америку. Поэтому всё это недолеченное, недочищенное так и продолжало во мне жить. Морок какой-то нескончаемый. Хочется пойти и «сдаться» в клинику — «заберите меня и лечите как хотите, но верните на место (и, причём, достаточно скоро) в полном здравии». Возможно, так и сделаю.
Актёры, в глазах только актёры! Как же трудно найти то. что тебе нужно.

Вроде как подбирается ансамбль. Есть ощущение выстраивающегося ансамбля. Такое радостное ощущение, что 5-6 первых персонажей, включая Сашу, сотканы как бы из одного материала. Они одной породы что ли. Манера их существования актёрского близкая к одному ключу. Это очень радует. Очень.

Осталось разобраться с Адвокатом, и двумя врачами: доктором в больнице и врачом скорой помощи. Пока актёров на эти роли нет. Игорь Сергеев мог бы подойти на роль последнего (именно последнего, а не врача из клиники, мне кажется). Адвокат — мужчина или женщина? А что если: умер мужчина (владеющий), а теперь «три девицы» сидят над его «наследием» и делят его как три хищницы. Думать об этом решении.

Выздороветь. Скорее выздороветь. <...>

Елена. История создания фильма Андрея Звягинцева: сборник. - Лондон : Cygnnet, 2014.

Примечания

  1. ^ Олег Негин — автор сценария.
  2. ^ NYILY (англ. сокр. от New York I Love You) — «Нью-Йорк, я тебя люблю» (2009): фильм-альманах, из которого была удалена новелла Андрея Звягинцева под названием «Апокриф». В российском прокате, по решению дистрибьюторской компании, новелла демонстрировалась перед показом полной версии фильма.
  3. ^ Сергей Мелькумов — продюсер компании «Нон-Стоп Продакшн», финансировавшей фильм «Елена».
  4. ^ Карл Баумгартен — кинодистрибьютор и продюсер, с которым в первые недели работы над фильмом шли переговоры о копродукции.
  5. ^ Екатерина Маракулина — исполнительный продюсер.
  6. ^ Ольга Кудрявцева — директор производства компании «Нон-Стоп Продакшн».
  7. ^ Михаил Кричман — оператор-постановщик.
  8. ^ Элина Терняева — ассистент режиссёра по актёрам.
Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera