Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
Таймлайн
19122020
0 материалов
Поделиться
Театр привлекал ее мало
Из воспоминаний дочери актрисы

‹…› окна столовой, гостиной и будуара. Затем вроде бы шел довольно длинный коридор и кабинет папы, спальни папы с мамой, детская и еще одна спальня. За поворотом коридора были ванная комната, два туалета и большая кухня с кладовой. Моя сестра Нонна была моложе меня на три года, но мы все-таки играли вместе, придумывая себе в лабиринтах нашей квартиры всякие развлечения. Над дверями детской была привинчена перекладина для гимнастических занятий папы, а мы, девочки, использовали ее как качели. Но раскачивали друг друга не слишком сильно, так как стена коридора была прямо против наших «качелей». Окна детской выходили во двор. Сидя на широком подоконнике, мы часто любили наблюдать за жизнью нашего двора. В комнате рядом с детской постоянно помещалась «бабушка Левченко» со своей младшей дочерью Соней, другой нашей теткой. Бабушка вела в доме Веры Холодной хозяйство и помогала растить нас, дочек. Тете Соне было тогда еще одиннадцать лет, она ходила в гимназию и в балетную школу. Так как Вере Холодной самой не удалось стать балериной, она всячески старалась помочь в этом своей сестре Соне.
Наша тетя Надя окончила, кроме гимназии, курсы сестер милосердия имени императрицы Марии Федоровны в Петербурге, вышла замуж за военного и работала медсестрой в каком-то московском госпитале. Она часто посещала нас. Так как мы жили недалеко от центра, мама часто ходила гулять с нами в Кремль. Мы доходили до Китай-города, шли мимо Большего театра, где раньше мама училась. Часто рассматривали витрины с модными платьями.
Мама неплохо играла на фортепиано и иногда с пафосом декламировала стихи в кругу друзей, часто собиравшихся у нас в доме. И все же театр как таковой и работа в нем Веру привлекали мало. С куда большим вниманием слушала она разговоры о новом, но начинающем приобретать все большую популярность в России виде искусства — кинематографе.
Посетив несколько раз кинематограф, Вера скоро им невероятно увлеклась. Ее кумиром стала известная датская актриса Аста Нильсен, немая муза немецкого кинематографа, а впоследствии жена актера Художественного театра Григория Хмары.
Со свойственной ей настойчивостью и решительностью Вера Холодная решила искать работу в кино и добилась того, что на нее обратили внимание и пригласили на пробы. Так из пассивной обожательницы нового искусства Вера превратилась сначала в статистку, а затем в звезду и царицу русского кинематографа той эпохи.
Лейда Джей в своей книге «Кино» так описала дебют Веры Холодной: «Ранней весной 1915 года появилась и расцвела величайшая актриса предреволюционного кино. Вера Холодная, жена скромного офицера, поступает на работу в качестве статистки на студию. В ее гардеробе — одно черное вечернее платье, которое она умело украшает одним и тем же цветком, прикалывая его то к плечу, то на талию. Это черное платье, ее жгуче-черные волосы были удачным обрамлением бледному лицу, загримированному мертвенно-белым тоном, тем самым делая ее огромные бутылочно-зеленого цвета глаза заметными даже в толпе статистов. Будучи уже на вершине славы, Вера Холодная говорила: «Мои глаза — это мой хлеб»[1]. Блестящий директор студии Ханжонкова Евгений Бауэр обнаружил Веру Холодную среди статисток и дал ей главную роль в фильме «Песнь торжествующей любви» по Тургеневу. Знавшие ее коллеги и актеры приписывали ее славу умелости постановщиков, а также ее изящной фигуре и фотогеничной внешности, прекрасной при всех ракурсах камеры.
Певец Александр Вертинский, знакомый Веры, поддерживал молодую актрису советом в начале ее кинокарьеры.
Однако открыл талант Веры, можно сказать, Евгений Бауэр, новатор русского немого кино. Несмотря на его любовь к мелодраме, Бауэр был эстетом, человеком изысканного вкуса, мастером художественной пластики в кино, он отличался большой изобретательностью в выборе и построении декораций. Море тюля, парча и мех, поражавшая воображение зрителя роскошь — все это получило дальнейшее развитие в стиле голливудскою кино. Евгений Бауэр скончался в 1917 году, но Вера успела сняться во многих его фильмах в главных ролях. Они и положили начало кинематографической карьере. Работа моей матери в кино подробно описана во многих статьях, рецензиях, брошюрах и книгах, кстати сказать, с известной долей критики. Вкратце нужно заметить, что за четыре с половиной года Вера Холодная снялась в тридцати четырех фильмах, главным образом на студии Ханжонкова, находившейся в облицованном изразцами псевдорусском «тереме», спрятанном сегодня неподалеку от Художественного театра в Москве. В те годы мама иногда брала меня с собой, отправляясь на совещания с администрацией киностудии в одну из небольших зал гостиницы «Метрополь». Я долго ждала ее там, не могла усидеть на месте, ходила на прогулки с ней только тогда, когда не было совещаний. Но когда возросла популярность мамы, и это стало невозможным: за нами стали бегать, как стаи гончих, фотографы. Многие из их фотографий-открыток для меня сохранила наша тетя Надя.
Вера Холодная была единственной русской киноактрисой, гонорары которой можно было бы сравнить с современными ставками кинозвезд. За съемку в кинокартине ей полагался оклад в 25 000 царских рублей. Съемки обычно занимали три месяца, так что это была весьма существенная сумма в те годы. Несмотря на это, хорошо ее знавшие современники вспоминают ее женщиной скромной, непритязательной и милой в общении. Не любить ее было нельзя.
На квартиру к нам часто приходили какие-то женщины и сантиметром меряли и обмеряли маму. Примерки происходили дома, но все это делалось по приказу со студии. Портных бывало много, а мы после этих примерок собирали в маминой комнате лоскутки для кукол. Но в умопомрачительных платьях, которые шили эти портнихи, Вера нигде, кроме не появлялась. В жизни она любила одеваться удобно и просто. 
Успех Веры Холодной у зрителя был необычайным: и по сей день в России она считается символом русского немого кино. Никто из других звезд не мог с ней сравниться — ни пикантная балерина Вера Коралли, ни героическая Зоя Карабанова, ни Зоя Баранцевич. ‹…›
Частыми партнерами Веры по фильмам были О. Рунич, В. Максимов, В. Полонский и Иван Мозжухин. Очень популярными картинами Веры Холодной были «Молчи, грусть, молчи...», «У камина», «Сказка любви дорогой», «Последнее танго» и многие другие. Веру почитали, обожали, ей подражали. Сводили с ума ее большие с поволокой глаза «роковой женщины», фотографы снимали ее наперебой и в фас, и в профиль; вот Вера — цыганка, Вера — испанка, Вера — Пьеретта. С фотографий она смотрит на нас одетая в умопомрачительные туалеты: то укутанная в меха, то украшенная перьями марабу и эгретами «эсмпри», то увенчанная нарядными шляпами — русская красавица дореволюционной поры.
Но это — для кино, а в жизни... Папа абонировал для нас, девочек, ложу в Большом театре, и нас часто водили туда на большие детские утренники. ‹…› Мама тоже бывала с нами, часто ходила также в дом Перцова возле Храма Христа Спасителя на спектакли популярного театра Никиты Балиева «Летучая мышь» и дружила с театральными актерами.
Со все более и более растущей популярностью домашние дела переходили в руки бабушки Левченко, которая начала меня обучать игре на фортепиано и даже давала первые уроки арифметики и азбуки.
Затем началась война, и папу призвали на фронт. Мама часто ездила на фронт, где папа служил в батальоне генерала Балуева. Она это делала в промежутке между съемками. Потом папу тяжело ранили в боях под Варшавой, он вернулся в Москву и здесь чуть не потерял ногу. К счастью, успешная операция, проведенная известным военным врачом, однополчанином папы, спасла ему раненую ногу от ампутирования. Папе пришлось проходить курс лечения дома, он проводил все свое время в кабинете и не мог с нами играть. А потом началась «Великая Бескровная» революция, и это сильно изменило нашу жизнь и жизнь очень многих в России.
Мама была невероятно занята работой на киностудиях и теперь почти не брала меня с собой на прогулки. В свободное же время она подолгу возилась с нами дома. Когда начались беспорядки в Москве, по домашним разговорам стало понятно, что надо скорей уезжать на юг. Для меня и Нонны слово «юг», в общем-то, ничего не значило.
На киностудии, где работала Вера Холодная, как раз намечалась постановка картины «Княжна Тараканова» и для этого строили съемочные павильоны в Одессе. Когда же революционные беспорядки стали угрожать работе и могли задержать весь персонал, актеров и звезду экрана в Москве, дирекцией был срочно устроен переезд в Одессу, пока это еще было возможно. Папа из-за ранения ехать с нами не мог. Он остался в Москве и обещал приехать, как только ему позволит нога. В мае 1918 года студия выхлопотала для мамы вагон, и, спешно попрощавшись со знакомыми и друзьями, мы выехали.
С папой в Москве осталась маленькая Нонна, возраст которой был бы большой помехой в таком путешествии, и прабабушка — смотреть за хозяйством и домом.
Наш вагон доехал до нейтральной зоны, где кончалась Совдепия и московские революционные беспорядки. Мне очень хотелось спать. Но нам пришлось идти пешком по ухабам, трястись в каких-то телегах и подводах до того места, где начиналась еще нетронутая революцией прежняя Россия, с ее регулярным железнодорожным сообщением и нормальной жизнью. Вскоре мы опять сели в поезд и проснулись уже в Одессе. Таким образом, почти вся семья Левченко воспользовалась этой возможностью и выехала в Одессу. Там собрались мать Веры, мои тетки и сестры Веры — Надя и младшая двенадцатилетняя Соня, и я, Женя, тогда семи лет. В переполненной Одессе при помощи администрации студии нам удалось снять квартиру в доме Попудова, на Соборной площади, вполне сносную, хотя и не такую удобную, как в Москве. Чтобы не мешать семье актрисы, администрация студии, как в Москве, так и в Одессе, арендовала специальное помещение для собраний и обсуждений работы с актрисой, деталей технического и творческого порядка. В Москве такие собрания проходили в маленьких залах «Метрополя», а в Одессе — смежных номерах гостиницы «Бристоль».
В ожидании, пока шло строительство павильонов киностудии н Одессе, Вера Холодная снималась в ряде картин в Ялте, время от времени наезжая туда. С распространением большевизма все дальше на юг России мама часто выступала в благотворительных концертах в пользу Добровольческой армии. Ее появление на эстраде с декламацией стихов неизменно обеспечивало большие сборы. Мама часто брала меня с собой в такие поездки.
Мужа тети Нади убили на фронте. Она работала в Одессе в местном госпитале и вскоре вышла замуж за обрусевшего грека. В одну из таких поездок в действующую армию мама простудилась и слегла в нашей квартире в доме Попудова. По заключению врачей, она заболела свирепствовавшей тогда «испанкой». Она проболела две недели, ее мать и обе сестры все время были при ней. Но исход болезни был неизбежен — Вера Холодная, царица немого кино, скончалась 3 февраля 1919 года. Она была похоронена в Одессе. Кладбище это теперь уничтожено: на его месте — сад Ильича. А памятник Вере Холодной в виде барельефа стоит на могиле работавшего с ней режиссера Чардынина.
Вскоре выбрались из Москвы и моя прабабушка с сестрой Нонной. Так мы узнали об аресте моего отца, Владимира Холодного, увезенного в ГПУ на Лубянку. В нашей московской квартире сделали обыск, чекисты штыками распороли стены, подушки, матрацы, мебель, а затем всю обстановку погрузили и увезли. 

Холодная Е. Моя мать — Вера Холодная [записал Александр Васильев] // Театр. 1993. № 12.

Примечания

  1. ^ По словам дочери, ее мать, как и все ее тетки, была темная блондинка; у Веры Холодной волосы имели рыжеватый оттенок, который на пленке тех лет казался очень темным, почти черным. А глаза на самом деле были серыми со слабой синевой (прим. А. В.).
Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera