Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
Таймлайн
19122019
0 материалов
Поделиться
Узел исторических событий
Традиции национальной культуры и революционный эпос

У Шенгелая свой стиль, отличающий его от ряда советских режиссеров, вместе с тем в его картинах уже находит отражение путь, проделанный советской кинематографией, — опыт лучших ее мастеров. ‹…› В фильме «26 комиссаров» он идет не по пути выделения одного героя из массы, а ‹…› дает цельный образ массы, превращает ее на экране в проводника идей и настроений его героев, их подвигов, колебаний и ошибок, в конденсатор их жестов, движений, типических черт.

Это обстоятельство, однако, ни в какой степени не приводило в его фильмах к нивелировке материала, к беспредметным характеристикам. Наоборот, на фоне «думающей массы» Шенгелая дал яркие интеллектуального склада образы в «Элисо» и «26 комиссарах». В работах Шенгелая сказался не только талантливый режиссер, но и вдумчивый кинодраматург, который перенес на экран лучшие фрагменты классической литературы, дополнил и разработал их новыми элементами, более яркими красками. Его герой Хевсур — реальный герой грузинского классика, но образ его расширен элементами, которые живут в народных сказаниях, драмах и трагедиях. Скупой, сконцентрированный жест героев — характерная черта в манере письма Шенгелая. Однако эта черта приобретает новую окраску и обогащается новыми чертами, когда она переносится в новую обстановку. В «Элисо» зритель видит страницу истории революционной борьбы грузинского народа, изложенной в замкнутых рамках небольшого повествования. В «26 комиссарах» масса втянута в огромный исторический поток; ‹…› развертывается острая схватка классовой борьбы — борьба против интервентов.

Шенгелая расширяет, обогащает средства своего режиссерского искусства. Он использует форму революционного эпоса, чтобы охарактеризовать вдохновение, мужественные и величавые образы вождей Бакинской коммуны. Он создает памфлет на врагов революции и одним из первых, использует в советском кино сатиру, гротеск как форму для раскрытия характеристики и разоблачения классовых врагов. ‹…› Сатира остается средством художественного раскрытия образа людей и характеристики обстановки также и в «Золотистой долине», где неоднократно колхозник Костая зло высмеивает притаившихся классовых врагов, прикидывающихся дурачками, использует меткие народные определения, поговорки и пословицы.

Фильмы Шенгелая внесли в советское кино целый ряд приемов художественного оформления, которые обогатили его отдельными чертами народной новеллы, народных поэм, комедий, элементами лирики. Они нанесли несомненный удар примитивной мелодраме, которая очень долго занимала господствующее положение в национальной кинематографии.

Шенгелая всегда стремился отыскать такие кинематографические формы, которые дали бы ему возможность раскрыть на экране узел исторических событий и осветить участие в них народных масс. Он всегда привлекал богатый литературный материал и все средства, которыми богаты живопись, скульптура, музыка и устное народное творчество. ‹…›

Творчество Шенгелая, впитавшее в себя все богатство грузинской национальной культуры, обогатило национальную кинематографию элементами, раскрывающими национальный быт, характерные черты народа, жесты, движения и т. п. Однако в его картинах нет перегрузки этнографическими деталями и любования ориентальными безделушками, которыми всегда отличалась зарубежная «восточная кинопродукция» и ряд фильмов на первых порах существования советского национального кино. ‹…›

В фильме «26 комиссаров» местами имеются длительные описания, настойчивые и назойливые надписи, но наряду с этим картина насыщена острыми, компактными и содержательными характеристиками. Пышным, бездарным адвокатским речам меньшевиков и эсеров противопоставлены блестящие, остро отточенные реплики Степана Шаумяна, в которых раскрываются обаятельные и мужественные черты революционного трибуна, организатора и большевистского борца.

Кое-кто упрекал Шенгелая в том, что у него вместо «живого человека» — схемы. Это неверно. Режиссер не дает на протяжении действия развернутых характеристик своих героев, потому что этот метод изображения вне стиля всего его фильма. Однако перед зрителем в остро отточенных и скупых рисунках Шенгелая до конца раскрыт образ и с убедительной яркостью донесены его основные черты. Во многих эпизодах фильма «26 комиссаров» та же композиция рисунка, манера письма, что и в «Элисо», но только осложненная совершенно новой обстановкой, использованная режиссером для творческой разработки неизмеримо более сложной, многообразной и ответственной темы.

Смело прибегая к живописным приемам, Шенгелая превратил природу, пески и нефть из декоративного атрибута в кричащего свидетеля катастрофы. И в этом отношении особенно запоминается вся обстановка расстрела двадцати шести мужественных большевиков: пейзаж с его равнодушным белым песком как бы проникнут негодованием к подлому убийству.

В «26 комиссарах» режиссерское мастерство органически слито с операторским искусством: фотографии картины замечательно сочетаются идейным содержанием произведения. Лица рабочих, их жесты, заливающая промысла нефть, текущая повсюду, — неразрывные элементы художественной ткани произведения. Это не декорация, а живая, содержательная, волнующая иллюстрация ко всей теме фильма.

Шенгелая — мастер художественных деталей. Его герои иногда находятся еще за кулисами, но зритель ощущает их приближение, потому что режиссер талантливо подготовляет их к восприятию образа. Это особенно ярко проведено в картине по линии раскрытия образа Шаумяна. В сцене заседания Совета появление Шаумяна воспроизведено таким образом, что само его приближение наэлектризовывает аудиторию. Реплики, которые бросают меньшевики и эсеры по адресу Шаумяна, метко парируются лаконичными и острыми выкриками с мест. Несмотря на то, что в движениях меньшевиков, эсеров, дашнаков явно ощущается стремление выдвинуть, показать себя, заигрывать с массами, они остаются на заднем плане маленькими проходящими тенями.‹…›

Таков этот фильм, насыщенный суровой и мужественной простотой, революционной целеустремленностью, исторической правдой. ‹…›

В фильме «26 комиссаров» по сей день звучат слова из поэмы Н. Асеева:

 

Эта песня писана в вашу честь,
Эта песня о вас,
Двадцать шесть…
Ваш последний шаг
Все звенит в ушах.
Той стране не пасть,
Той стране цвести,
Где могила есть
Двадцати шести.

 

Вельтман С. Николай Шенгелая. М.: Госкиноиздат, 1939.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera