Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
2021
Таймлайн
19122021
0 материалов
Поделиться
Чистая поверхность белого листа
Реконструкция картины в своем воображении

Музыкальное творчество Александра Ароновича Кнайфеля давно уже стало феноменом в современном искусстве. „Никуда не вписываясь“ и выпадая из всевозможных рамок, оно, словно магнит, притягивает к себе заинтересованных музыкантов и критиков. Любые попытки обозначить творческую манеру композитора оказываются лишь приближением к его постоянно ускользающему творческому гению.

Он неизменно находится в поиске, вопрошает прошлое и современность, предпочитает бесконечные „сквозняки“ (термин Кнайфеля) различных культурных контекстов, жадно впитывает весь спектр „ежедневности“ и преобразует весь этот багаж в совершенно неожиданные формы, тем самым заведомо ставя множественные проблемы перед исследователями. „Видимо, таково мое предназначение: в балансировании между возможным и невозможным, в постоянном пограничном состоянии между тайным и явным. В своих устремлениях я всегда, так сказать, максималист или, как теперь говорят, перфекционист“ .

Искусство Александра Ароновича в высшей степени многогранно и парадоксально. Нацеленность на диалог со слушателем, высокие требования к себе и своему служению, необыкновенная любовь к миру и представление о композиции как о познании и обретении духовного опыта выдают глубинно экзистенциальную основу его творчества. „Когда композитор понимает, что он в служении, старается быть прозрачным, его музыка обретает черты реальной, подлинной жизни“. Другой парадоксальной особенностью оказывается стремление к тайнописи – привнесение скрытого текстового плана в фактуру сочинений, использование особой записи, зачастую сравниваемой с „музыкой для глаз“, склонность композитора к цифровой символике и криптографии.

„В то же время остаются какие-то инстинктивные ориентиры, приглашащие к диалогу. Если внимательный взгляд с ними встретится, появится некоторый шанс если не понять, то почувствовать некий тайный ход. Знаки расставлены. Нечто сходное можно обнаружить и в современной концептуальной живописи. В одной из известных картин Рихарда Раушенбергера „Erase de Kooning“ (1953) зрителю предлагается воссоздавать в своем сознании исходное изображение картины, изначально прописанное карандашем и чернилами, но впоследствии частично стертое художником.

Картина тщательно снабжена названием, датой создания и даже красивой рамой. От самого же изображения остаются лишь некие едва уловимые интенции. Зрителю ничего не остается, как только созерцать чистую поверхность белого листа, скрывающего графические очертания и почти виртуально реконструировать картину в своем воображении.

НАТАЛЬЯ КОЛИКО. : Житие "Глупой лошади"

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera