Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
2021
Таймлайн
19122021
0 материалов
Поделиться
Статичность монодраматургии
Отстраненность, трансовая отрешенность

Многие композиции А. Кнайфеля трудно назвать музыкальными произведениями в традиционном понимании — отстраненность, трансовая отрешенность и практически бессобытийность приводят к «статичности монодраматургии» (В.Н. Холопова). Кажется, что совсем «ничего не происходит», и нередко музыкальное событие исчерпывается всего одним звуком. Пустынная, скупая звуковая «поверхность» в произведениях Кнайфеля действительно подобна верхушке айсберга, огромная часть которого сокрыта в глубине. Смысловой «центр тяжести» в содержании сочинения в значительной степени находится именно в этой скрытой глубине и как бы вынесен за рамки музыки. Говоря словами самого композитора, сказанными о 15-м квартете Шостаковича, «... перестает быть важным собственно материал, главное - за пределами музыкальной ткани». Такое понимание музыки буквально передает позицию Э. Курта, считавшего, что «только на самой поверхности музыка звучит»

«Звучащее» в композициях Кнайфеля как будто призвано направить внимание слушателя не на реализацию имманентно музыкальных идей, а на погружение в состояние глубокой созерцательности и сосредоточенности на духовном переживании. В результате художественное время настолько сильно замедляется, что даже словно распадается на отдельные сегменты -«стояния», «дления» музыкальных мгновений. По признанию самого композитора, он полтора десятилетия - с начала 70-х до середины 90х годов - находился «в другом временном измерении» [цит. по: 102; 88]. Крупные сочинения этого периода — «Жанна» (1970-1978), «Глупая лошадь» (1981), «Agnus Dei» (1985), «Ника» (1983-1984), «Сквозь радугу невольных слез» (1988) - Кнайфель называет «медленными гигантами» [там же].

«И правда, как звезда в ночи открылась»// Сов. музыка. 1975. №11. С. 78. Примечательно, что их временная продолжительность варьируется от часа до почти трех часов.

В менее масштабных композициях данного периода, таких, как «Да», «Solaris», «Лестница Иакова», «Cantus» также проявляется стремление Кнайфеля к торможению течения времени вплоть до полной статики. В этих произведениях можно говорить о своеобразном рассредоточенном пуантилизме — «пуантилизме в увеличении» (В. Рожновский). Он создает эффект вневременного бытия, порождает, как пишет А. Волынкина, «чудовищную замедленность временного потока, хронометрическую деконцентрацию вплоть до потери ощущения времени» (курсив наш — Е.Б.) [119; 43]. В отличие от статики веберновских пуантилистических композиций, в которых время подобно плотно сжатому воздуху в баллоне аквалангиста, в сочинениях Кнайфеля возникает аналогия с сильной разреженностью воздуха высоко в горах, а иногда даже близкой к вакууму.

Один из примеров «пуантилизма в увеличении», композиция «Solaris» (1980) для 35-ти гонгов, имеет авторский подзаголовок: «Фрагмент canticum eternum». «Песнь вечная» солнцу как источнику жизни и света, возможно, в известной степени предопределила и выбор инструментов - яванских гонгов родом с южной солнечной Индонезии. Вместе с тем, их тембр сродни колоколам, звук которых сопровождает жизнь человека на Руси.

Звучание гонгов, несколько размытое, неопределенное в высотном отношении, растворяется в воздухе. Оно не гасится, затухая естественным образом (композиторская ремарка «al niente»). Звуки вибрируют, истаивают, наслаиваются друг на друга и словно соприкасаются, «цепляются» соседними обертонами - в композиции преобладают секундовые соотношения, вызывающие наибольший «диссонанс» обертоновых рядов. Такое вслушивание в музыкальное звучание до его полного угасания очень характерно для Кнайфеля (особенно ярко эта черта Итал. «niente»-«HH4ero», «ничто». проявляется в «Лестнице Иакова», «Cantus») — звук, созвучие, интонационный оборот должны исчерпать себя до конца.

БОРИСОВА Е. В. : "Свойства художественного времени в отечественной инструментальной музыке 70 - 90-х годов XX века"

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera