Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
2021
Таймлайн
19122021
0 материалов
Автор: М. Саенко
Поделиться
И вот пришел Франк
И вина моя в том, что не сказал всей правды...

Человека знала вся Латвия. О нем писали газеты и журналы, его лицо, крупной лепки, волевое, с резкими морщинами, очень напоминавшее лицо Жана Габена, не сходило с кино- и телеэкрана, и тысячи людей видели, как пересыпает он из ладони в ладонь зерно, как кланяются ему в пояс хлеба, как улыбаются ему дети. Почти четверть века снимали для кино основателя и бессменного председателя латышского колхоза «Лачплесис» Эдгара Каулиня, Героя Социалистического Труда, члена ЦК партии, депутата Верховного Совета СССР. «Доска почета», роль которой долгие годы исполнял документальный кинематограф, запечатлела образ «положительного героя», который в ладу с собой и окружающим миром шагает вперед, без сомнений.

И вот пришел Франк, и выяснилось, что о Каулине никто ничего не знал. Знали только его функцию, парадный портрет, а драма его жизни, его мужество, риск, его осторожная, но постоянная борьба с системой оставались тайной. Конечно же, тайна эта открывалась режиссеру Герцу Франку не сразу, она требовала упорства и терпения, но к тому времени, а это было почти два десятилетия назад, Франк настоятельно пробует через судьбу человека постигать его душу, проникать вглубь. Впрочем, началось это, пожалуй, еще раньше, когда создавался фильм «Без легенд», где в противовес газетной легенде об известном на всю страну экскаваторшике Борисе Коваленко была рассказана правда о сложном и противоречивом человеческом характере. Правда эта оказалась неизмеримо богаче и выше придуманного, а фильм, само его название было началом, новым этапом творчества документалистов 60-х.

Как постичь чужую душу, как прокикнуть в нее? Наверное, это так же непостижимо, как любовь. Наверное, это так же, как любовь, сопряжено с муками. В книге Франка «Карта Птолемея» я прочла такие строки: «Эта прямая трансляция жизни страшна тем, что в ней течет кровь. И отсюда обращение к видеокамере таит в себе колоссальные душевные страдания, если снимать по духовному счету. Кто имеет дело с людьми и снимает не кадры, а куски жизни, не отдельные отрывки мыслей, а судьбы, тот знает, что это такое, когда вдруг подключаешь кинокамеру вот к этому живому току.» И все же у такого мастера есть, наверное, тайны ремесла. Я спросила об этом Франка, и он сказал вот что:

— Когда-то Хемингуэй высказал мысль, если ты умалчиваешь о том, чего не знаешь, то там будет дыра, а если умалчиваешь о том, что знаешь, то там все равно будет ощущаться некая плотность... Просто ты не рассказал об этом, но все равно дыры не будет. Это очень важная мысль для документалиста, потому что... когда мы плохо знаем предмет, плохо знаем этого человека, его жизнь, то в фильме будут «дыры» и фрагментарность. Но если мы знаем о человеке все или почти все и даже не расскажем о чем-то по разным причинам — то ли по этическим, то ли по не зависящим от нас обстоятельствам, — все равно пустоты не будет.

Но в душе всегда будет чувство, похожее на вину. Если говорить о людях, которых мне приходилось снимать, то у меня перед каждым есть долг. Я вообще считаю, это мы всегда оказываемся ниже своих героев. Даже если человек оказался в бездне, то эта бездна более глубока, чем мы видим и показываем. Наверное, поэтому я чувствую себя в долгу и перед Эдгаром Каулинем. Он в моей жизни сыграл особую роль. У меня давно было как бы предчувствие сложности человека, я хотел что-то сделать в документальном кино предельно откровенно, по высшей мере правды, но восторга, какой я испытал от того, что встретился с живой душой, до встречи с Каулинем не было. Мы с оператором Калвисом Залцманисом шли к человеку всем известному, да и он отнесся к нам, ко мне в частности, как к очередному киношнику, которому нужно то, что и другим: «Быстренько, быстренько, что тебе надо? Давай, что надо делать? В хлеба зайти — пожалуйста, ну что еще, и — до свидания!» Но мы не торопились. Мы поселились в колхозе, и Каулинь начал понимать, что мы подходим к своей работе по-крестьянски, что ли: сначала вспахать, посеять, а потом, может, что и снимем. И он начал менять к нам отношение. Постепенно он открывался нам во всей сложности судьбы, характера. Картина «След души» была сделана по «рецепту» Хемингуэя: мы знали о Каулине очень многое, почти все.

В фильме есть то, что мне кажется важным, — восприятие его людьми как человека и лидера божьей милостью — он был и председатель колхоза, и судья, и пастор, и крупный хозяйственник, и олицетворение справедливости. К нему шли с семейными, личными делами, с политическими проблемами — того преследуют, того хотят арестовать... Самой природой он был одарен способностью полностью отдаваться людям, воспринимать их беды, помогать им. Люди шли к нему, и он никого не предал. Еше до начала коллективизации он объединил крестьянские хозяйства в артель потом они объявили себя колхозом. В результате ни один человек не был выслан. Фактически он был спасителем крестьян той округи. И все же в картине рассказана лишь какая-то часть того, что мы знали, в противном случае она была бы убита тут же, на корню. Сейчас я думаю, что не нашел тогда хода, приема, который помог бы мне рассказать больше. И вина моя в том, что не сказал всей правды...

Франк Герц. : И вот пришел Франк: диалог с комментариями//Искусство Кино 1991 N4. Беседу вела М. Саенко

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera