Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
2021
Таймлайн
19122021
0 материалов
Искусство мультипликации
Ходатаев о ритме, музыке и цвете в мультипликации

При углубленном восприятии движения как единого процесса мы получаем ритм более сложный, где, во-первых, движение неравномерно, и, во-вторых, акценты его ритмических колебаний — это только моменты наиболее резких пространственно-временных изменений его.

Ощущения остановок в таком движении, или пауз, как их принято называть при передаче в искусстве, происходят в результате длительного процесса при переходе пространственно-временных отношений движения в их новое качество.

Темп, ритм, акцент и пауза являются теми средствами, с помощью которых движению придают в искусстве разнообразные характеристики и многообразие приемов выражения.

Было бы неверным ритм в искусстве непосредственно выводить из якобы присущего самой природе ритма, понимать ритм в искусстве как продолжение ритма природы. Это неверно потому, что ритм есть созданное человеком понятие, абстракция, каковой, например, являются и математические формулы. Выражая собой законы реальности, математическая формула отнюдь не тождественна этой реальности и не является каким-то ее «продолжением»...

Николай Ходатаев

Практический опыт создал в нас прочные и устойчивые ассоциации между характером движения и формой и размером движущегося предмета, ассоциации, в основном отвечающие реальной действительности, на которых мы можем базироваться в искусстве.

<...>

Характер человека, его темперамент, профессиональные привычки и т. п, накладывают свой отпечаток на его движения, видоизменяют в известных пределах его ритм и характер, поэтому мы зачастую можем по походке, жестикуляциям, манере есть, говорить и т. д, судить о характере человека, В искусстве это дает нам могущественное средство через внешние черты передавать духовный строй человека, <...>

Движению, которому мы хотим придать особую жизненную убедительность, мы должны придать сложный, неравномерный ритм. <...>

Все те разнообразные человеческие чувства и страсти, которые мы называем радостью, горем, злобой, страхом, грустью и прочее, со всеми бесконечными их оттенками и красками имеют соответствующие им внешние выражения. Они составляют тот богатый мимикой и жестами язык, с помощью которого во всех странах, всеми цивилизованными и нецивилизованными народами передаются человеческие эмоции... Выражения радости или горя в основном настолько общи по своим внешним признакам, что мы моментально их узнаем, где бы и кем бы они ни выражались.
Язык жестов предшествовал языку речи. Поэтому нет речи, по которой мы не могли бы представить соответствующую ей жестикуляцию. <...>

Попытки установить каноны выражения эмоций в теории всегда приведут к схоластике, а в художественной практике — к неубедительному схематизму, к мертвому шаблону. Выражения человеческих эмоций слишком сложны, тонки и разнообразны, в конкретных проявлениях они осложнены социальным и профессиональным положением человека, его индивидуальным характером, бесконечным разнообразием конкретных причин данной эмоции и обстановки, в которой она протекает. <...>
Карикатура жеста строится на обострении рисунка движения и на выделений акцентов его кривой.

Но карикатура не есть единственный метод мультипликационной изобразительности, как жанры комедии и сатиры не являются ее единственными жанрами. Думать так значило бы незаконно ограничивать возможности и суживать задачи мультипликационного кино. <...>

Если в графике вся прелесть художественного оформления строится на условности линейного и плоскостного рисунка, то в объемной мультипликации она строится на условности ее объемно-скульптурных форм.

Всякий натурализм здесь сомнителен, так как противоречит природе и смыслу объемной мультипликации. Когда объемная мультипликация выступает как самостоятельное искусство, всякая подделка под натуру неуместна и антихудожественна. Там, где она служит натурализму, например, во вставках к кинофотографическим картинам, где нужно средствами макета и объемной мультипликации создать иллюзию действительности, она превращается в кинотрюк, где применяются наравне с мультипликационными все виды кинематографического иллюзионизма, о чем необходимо говорить серьезно и долго, но совсем по другому поводу. <...>

Музыка внесла в художественные мульткартины особенную стройность и цельность ритмового развития действия. Единство движения и звука, которое в рисованных фильмах можно довести до абсолютной точности, привело в них к культу синтетического ритма, где не только даются совпадения по метрическим единицам и ударным нотам, но вскрывается характер ритма — его рисунок.
Точно так же сила звука, тембр его и то, что в музыке называется колоритом, то есть многокрасочность инструментального звучания, может быть очень ярко передано изобразительными средствами мультипликации. <...>

Синтетические зрительно-музыкальные образы могут создаваться в результате стыка двух самостоятельных образов — отдельно зрительного и отдельно звукового. Создаются как бы две самостоятельные линии, даже не обязательно формально тесно связанные одна с другой. Их синтез определяется единой целеустремленностью — вскрыть наиболее полно и как бы с двух разных точек одну и ту же художественную мысль.

«Самоедский мальчик». Реж. Н. Ходатаев. 1928

Это необходимо помнить и при использовании цвета. Цвет в мультипликации нельзя отделять от содержания и давать пассивно, идя по той же линии иллюстративной подачи, то есть давать раскрашенные картинки. Он должен быть оправдан и в зависимости от содержания кадра может иметь свою особую линию.

Мотивированная деформация цвета во время действия или игры мультгероев — это одно из самых ярких композиционных средств возбуждения внимания зрителя. <...>

<...> С особенным вниманием остановившись на вопросах ритма, мы затронули этим одну из самых важных проблем мультипликации — искусства, которое по природе своей техники, по методу детального расчленения движения имеет все возможности создавать ритмовую форму, по точности и богатству не уступающую музыке. <...>

Как все искусства, которые по своей природе принуждены создавать свои образы в условных, ирреальных формах, даже тогда, когда в их задачу входит передача действительности, мультипликация не всегда имеет возможность дать представление о той или другой эмоции, непосредственно передать ее. Передача эмоций в мультипликации очень условна. Эмоции в мультипликации передаются через цепь ассоциативных толчков, через мир символов.

<...>

Н. Ходатаев. Искусство мультипликации. Мудрость Вымысла. Мастера мультипликации о себе и о своем искусстве. М., 1983. С. 187-190

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera