Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
2021
Таймлайн
19122021
0 материалов
Поделиться
«Хватай его!»
Я же сделал свой фильм о нем — «Андрей Петров. Коктейль от композитора»

Своим студентам я говорю: замыслы, ребята, возникают из ощущения. Вот вы не можете от чего то отвязаться, какой то образ, мотив не дает вам покоя. Значит, из этого должно что то произрасти. Такое вот жило во мне ощущение Андрея Петрова, когда я собирался делать о нем фильм. Звучала и какая то музыка... Симфонии? Оперы? Балеты?..

Нет, это были его песни, с которыми я рос. И я знал, что фильм обязательно будет, потому что этот человек давно вошел в мою жизнь, может, еще за три десятилетия до нашего знакомства. Я с этим человеком жил, он звучал во мне. Звучал, например, песней «Голубые города», которую прекрасно спел совсем вроде не певучий Кирилл Лавров. Такой советский романтизм, все вроде бы наивно. Но есть вещи, которые соответствуют тебе самому. И эти песни, хотя вроде бы странно говорить так о большом композиторе, имели для меня какое то прикладное значение.

Плохо мне, хорошо ли — я их и напевал, и насвистывал, или просто они звучали у меня в голове. И когда я еще задолго до этого фильма шел к нему в первый раз, он уже был для меня другом, партнером, собеседником. Да и Андрей Павлович был знаком со мной до нашего знакомства. Он очень хорошо отзывался о моих фильмах, знал всю «Контрольную для взрослых», рассказывал мне замечательную историю, почему мне не дали Государственную премию СССР. Он был в комиссии по Госпремиям и знал, что представление на меня «закопал» первый секретарь Ленинградского обкома Романов, которому, как говорят в таких случаях, что то не понравилось в моем рентгене.

И конечно, мы с Андреем Павловичем симпатизировали друг другу. Когда же пришло время снимать о нем картину, он сам высказал пожелание, чтобы делал ее именно я. Мы встретились, два таких разных человека, но было ощущение, что мы не просто знакомы — а дружим и относимся друг к другу с большим доверием. В работе над фильмом Андрей Павлович безропотно шел на все мои самые невероятные предложения. К примеру, мне пришла идея, что его портретируют сразу десять или пятнадцать художников. Я выбрал место на Невском, около Александринки, где рисуют всех, кто пожелает. Договорился с художниками, что к ним придет композитор Петров и они все будут его рисовать. Один шаржист спросил: «Заплатишь?» — «Конечно, заплачу». Он пришел, и все его рисовали. Самое смешное, что съемка пошла насмарку. Я пришел к моему герою: «Андрей Павлович, все в браке оказалось. Надо переснять». В ответ я не услышал ни реплики, ни вздоха, ни тени сожаления. Мы всё переснимали, уже с другими художниками. Но сам эпизод по настрою оказался очень важным. Или, например, я договорился с группой молодых музыкантов на площади около Дома кино. Ребята, сказал я им, есть такой композитор, Андрей Петров.

Они пожали плечами: что за Петров? Я им напел одну мелодию, другую. Они очень удивились: а мы думали, это народные песни. И эти ребята стали играть. Андрей Павлович к ним подошел, послушал. «А знаете, — сказал, — я когда то играл на скрипке». Попросил инструмент и смычок у одного парня и заиграл, словно перенесся в собственную юность. Жил он в детстве на Васильевском. Я подумал, а почему бы не снять его во дворе его детства. Зашли во двор. С одного конца на другой натянули мы веревку и развесили не белье, а — ноты, тетрадки, дипломы... В фильме есть потрясающий эпизод. Я говорю Андрею Павловичу: вы мне нужны в метро. Он меня никогда даже не спрашивал — а зачем? а может, не надо?.. В метро, так в метро. Мы спускались, и оператор снимал, как он едет по эскалатору. А в это время навстречу, как бы из метро выходит совсем юный Никита Михалков, почти как внук самого себя нынешнего. И вроде бы Андрей Павлович смотрит ему вослед... Потом сели мы на катер, взяли бутылочку. Он надел капитанскую фуражку.

Немножко выпили, заговорили. Я сделал замечательный эпизод, где он что то насвистывает. Он всегда, по моему, насвистывал что то свое. Или эпизоды домашние, где я снял его с женой, совершенно очаровательной женщиной Наталией Ефимовной. Есть такой кадр: они сидят рядом на диване, и видно, что эта парочка довольно прочно спаяна. Так вот получалось, что сам город подсказывал мне какие то эпизоды и формы. Они были очень простые. Вот он своей неторопливой походкой шагает по Невскому. Я оператору говорю: «Хватай его!» И мы сняли, как идет известный петербуржец, и с ним здоровается пол Невского. И он эту простоту совершенно не играл, он так жил.

Каждый режиссер ищет какое то сквозное действие, как шампур, на который можно нанизать все эпизоды.

Я же сделал свой фильм о нем — «Андрей Петров. Коктейль от композитора». В дни, когда отмечалось его 75 летие, была премьера. И, наверное, я уже много лет не получал столько звонков, сколько после показа этой картины. Канал «Россия» повторял ее уже дважды или трижды. Потом, когда его вдруг не стало, позвонила мне Наталия Ефимовна: «Игорь, он там как живой». Конечно, в человеке невероятно много скрыто. Мы взяли только ту часть, которой он соприкасается со всеми, но там есть и что то такое, что воспринимается как недосказанность. Есть там планы, где он ничего не говорит, просто смотрит, просто живет. И «закадровая жизнь» остается таинством. Еще могу сказать, что Андрей Петров — истинный петербуржец. И по манерам, и по звучанию своей музыки. Да, это была петербургская музыка. В ней все есть — и Нева самая разная, и Васильевский остров, на котором он родился. В этих музыкальных фразах — какая то удивительная свобода. Даже вальс из фильма «Берегись автомобиля», где действие происходит в Москве, тоже петербургский. Почему? А не знаю, почему, вот петербургский — и все! Вот и в походке Андрея Петрова было немножко от моряка. Он мальчишкой видел морячков из училища Фрунзе, располагавшегося неподалеку. И тут, пожалуй, в порядке исключения упомяну один его балет, который очень мне запомнился в юности. Это — «Берег надежды», поставленный на его музыку Игорем Бельским. Помню, как пахнуло Невой, морем в Кировском театре. Затем я вышел к Неве, и она пахла, она дышала — и дышала словно бы в меня. Это все было в партитуре Андрея Петрова. А еще в его музыке есть нежность. Он и в песнях, и в вальсах объяснялся в любви. О любви он написал очень много. Когда в Москве я подписывал договор на фильм о Петрове, редактор меня предупредил: «Знаете, Игорь Абрамович, у нас есть определенный формат». Полагалось, чтобы в фильме было два синхрона, три текста за кадром и еще что то.

А я им привез не два, а пять синхронов, и еще, и еще... Словом, я нарушил формат, но они ничего не смогли сделать, потому что фильм — в том жанре и в том формате, в каком я его сделал, был убедительным. Просто герой мой в их формат не вмещался. Конечно, я испытывал поначалу всякого рода сомнения: а достоин ли я делать фильм об Андрее Петрове? виден ли в картине масштаб личности этого человека? да и вообще — вяжется ли экранный образ с легендой о выдающемся музыканте, чьи песни поет вся страна? Но я не жалею, что получилось именно так, как получилось, что нет у меня ни в одном кадре Андрея Петрова на котурнах.

Коллектив авторов, О. М. Сердобольский. : /«Ваш Андрей Петров. Композитор в воспоминаниях современников»// И. Шадхан.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera