Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
2021
Таймлайн
19122021
0 материалов
Поделиться
Подружились на «Амфибии»
Воспоминания оператора Эдуарда Розовского

Вспоминая об этом человеке, мне даже как то трудно говорить «Андрей Павлович», потому что я привык говорить «Андрей, дорогой», «дорогая Наташа», милые, славные люди, с которыми у меня, наверное, вся жизнь прошла. Был совсем еще молод Андрей, и мы были молоды, когда нам в голову пришла авантюрная идея снимать фильм «Человек амфибия». Как снимать? Где снимать? Никто ничего толком не знал. И сама эта затея с самого начала подверглась всяческой критике и даже разносам на тему «зачем вообще все это надо». Никто понятия не имел, что такое подводная съемка. Только только Жак Ив Кусто показал свою первую картину «В мире безмолвия», которая воспринималась как невероятная экзотика. Это то и послужило для нас толчком к тому, чтобы попробовать сделать что то столь же необычайное. Вопреки всем скептическим прогнозам картина запустилась, и после многих размышлений, больших и маленьких неприятностей пришла пора и о музыке подумать. Тогда то в нашем коллективе и появился молодой, талантливый, замечательный, подающий надежды, но в ту пору никому не известный композитор Андрюша Петров. Прежде чем писать музыку, он пришел посмотреть материал. На этом просмотре мы с ним первый раз и встретились, в 1960 году, если мне память не изменяет. Вскоре Андрюша написал свое ныне знаменитое «Нам бы, нам бы, нам бы, нам бы всем на дно...». Это была «Песенка о морском дьяволе» на слова Соломона Фогельсона, которая потом зазвучала по всей стране — на эстраде, в ресторанах, на студенческих вечеринках. С этого все и началось. А когда пошла настоящая работа, Андрей мне настолько понравился, что захотелось с ним подружиться. Он приносил музыку, мы слушали, обсуждали. И поскольку мы все были молодые и наглые, то я, прослушивая музыкальные эпизоды, давал Андрею советы. Мне казалось, где то атональности у него проскальзывают. Когда я ему об этом говорил, он очень смеялся и добавлял, что с моим музыкальным образованием это, конечно, очень ценные замечания. В свою очередь и Андрей выступал в роли моего критика. Ему вообще то нравилось то, что я делаю. Однако были у него и замечания. Например, ему бы хотелось больше цвета в картине. Он считал, что на глубине можно давать дополнительную подсветку, чтобы сделать подводный мир более зрелищным.

Я тоже его благодарил за профессиональные операторские советы, как он меня — за музыкальные. Не знаю, в какой степени операторы других фильмов общались с Андреем. Может быть, им просто не повезло, может быть, к тому времени Андрей был очень занят всевозможными делами.

Но на «Амфибии» он постоянно находился среди нас и достаточно активно участвовал в процессе. А я сидел на всех записях его музыки и видел, как от всего придуманного им оживала наша картина. Все было мило, весело до тех пор, пока над нами не стали сгущаться тучи. По поводу сочиненного Андреем было сказано, что это музыка «вообще не наша», что это подражание спиричуэлс и еще бог знает чему. Андрей очень переживал

Да и вообще фильм «Человек амфибия» по официальным идеологическим требованиям того времени оказался «в числе произведений, чуждых советскому народу — строителю коммунизма». Так, по крайней мере, считало руководство студии «Ленфильм». Не говоря уж о словах песни, которая призывала весь наш народ на дно океана.

Эти намеки вообще назвали «вражескими выпадами в угоду буржуазному Западу». С музыкой все висело на волоске, потому что претензии были по всем статьям. Но даже в те времена, когда многие картины бессрочно ложились на полки, бывали все же счастливые случаи, которые в одно мгновенье резко меняли ситуацию. Так вышло и с нашим многострадальным фильмом. Счастье заключалось в том, что кто то из большого руководства посмотрел картину и она ему понравилась. Поэтому все дальнейшие претензии были сняты. Так благодаря «Человеку амфибии» Андрей заявил о себе как о замечательном композиторе. С той поры установились у нас с Андреем добрые, хорошие отношения — и с ним, и с Наташей. Мы встречались на каких то премьерах в Доме кино, или у друзей, или по случаю круглых дат. Андрей приглашал меня на многие прослушивания и в Филармонию, и в театр. Особенно запомнились репетиции «Сотворения мира» в Кировском.

Я в свое время сильно был увлечен балетом. Началось это с картины «Друзья и годы», когда в Москве по ночам четыре месяца мы снимали в Большом театре. Нам нужны были театральные интерьеры. А в то же самое время Юрий Григорович репетировал «Спартака». И после каждой ночной съемки я приходил туда и оставался на всю репетицию. Ну а потом я с Александром Белинским снимал балетные картины: и «Шедевры Петипа», и «Классную даму», где Катюша Максимова играла роль учительницы балетной школы. На «Сотворении мира» я тоже старался проводить все свое свободное время, радуясь, что могу видеть, как репетируют свои партии Миша Барышников, Юрий Соловьев, привозивший мне пластинки джазовой музыки, Ирина Колпакова, которая однажды подарила мне купленную на гастролях рыболовную леску. Этот балет Андрея Петрова стал моей личной радостью Как ни загружен был Андрей делами — и творческими, и общественными, он всегда находил время встретиться и поговорить. А еще я благодарен ему за участие в спасении картины «Друзья и годы», на которой я работал оператором. Я считаю ее одной из лучших на «Ленфильме». Эта картина режиссера Виктора Соколова была об очень трудных временах в истории страны, начиная с 1930 х годов до смерти Сталина. И фильм «не проходил». Мы собирали всех знаменитых людей, чтобы они высказали свое мнение и защитили фильм, если есть такая возможность.

Среди защитников были и Андрей, и Юрий Любимов, и другие деятели культуры. Андрей достаточно решительно выступил в защиту нашей картины. Это была серьезная гражданская позиция. И в какой то степени их вмешательство решило исход дела: хотя фильм и порезали, он все же вышел на экраны. В последний раз мы встретились с Андреем в Большом концертном зале «Октябрьский». Там выступала группа «Веселые ребята» с программой из самых популярных песен, прозвучавших когда то с экрана.

И музыканты пригласили нас с Андреем, потому что там исполнялись все песни из фильма «Человек амфибия». Это происходило через 45 лет после того как он вышел на экраны. Нас вытащили на сцену как представителей этой картины, вручили памятные призы: настенные часы, внутри которых вместо циферблата был вмонтирован коллективный портрет всей этой группы. В тот вечер нам представился случай вместе спеть эти песни, и мы это сделали с удовольствием.

Коллектив авторов, О. М. Сердобольский. : /«Ваш Андрей Петров. Композитор в воспоминаниях современников»// Э. Розовский.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera