Таймлайн
Выберите год или временной промежуток, чтобы посмотреть все материалы этого периода
1912
1913
1914
1915
1916
1917
1918
1919
1920
1921
1922
1923
1924
1925
1926
1927
1928
1929
1930
1931
1932
1933
1934
1935
1936
1937
1938
1939
1940
1941
1942
1943
1944
1945
1946
1947
1948
1949
1950
1951
1952
1953
1954
1955
1956
1957
1958
1959
1960
1961
1962
1963
1964
1965
1966
1967
1968
1969
1970
1971
1972
1973
1974
1975
1976
1977
1978
1979
1980
1981
1982
1983
1984
1985
1986
1987
1988
1989
1990
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
2021
Таймлайн
19122021
0 материалов
Добрый ангел
О работе в цирке

И еще одно важное для меня совпадение: поставив в Москве ряд спектаклей, принятых тепло, я вдруг ощутил перерыв приглашений. Пауза. Телефон молчит. Семья, надо жить. И вдруг, уже не помню, как и откуда, спускается добрый ангел. Очаровательной красоты прелестная женщина. В нашей секции Союза художников узнаю — Анель Алексеевна Судакевич, главный художник Цирка. Та самая легендарная актриса немого кино, фильмы с которой мы проходили во ВГИКе по истории кино. Разговор простой, душевный. «Конечно, я вас знаю, и всегда мечтала, чтобы мой сын Борис, студент архитектурного института, попал в театр!» А мой отец, создавая первый современный балет «Красный мак», сдружился с Асафом Мессерером, который исполнял знаменитый танец с лентой. Опять все завязывается в один узел!

Олег Попов

Анель Алексеевна предлагает оформить несколько номеров ближайшей программы. Ковер и костюмы для семьи Запашных, и зеленый борт, и золотистый ковер для другого неожиданного номера — дрессированные обезьяны на манеже! Вот так мне помогла Анель Алексеевна. Я тогда и познал всю цирковую специфику изнутри: Анель Алексеевна — автор знаменитой клетчатой кепки О. Попова. Черно-белая кепка, бархатная куртка-балахон — образ предложенный Судакевич, прославил актера на весь мир. А появление «из публики» нескладного всадника в линялой гимнастерке — уже тогда предопределило весь грандиозный путь Ю.В. Никулина. естественное желание солдата прокатиться на строптивом коне, яркое, доведенное до истерики сопротивление жены. Ее стремление вернуть его в кресло было полно такого человеческого обаяния, что гомерический хохот зала сопровождался добрым сочувствием обоим. Он, фронтовик, имел полное право гордо восседать на загривке коня, что никак ему не удавалось, а она же, полная заботы о его жизни, только ухудшала ситуацию. Естественность костюмов добавляла веры в подлинность происходящего. шедевр, по прошествии стольких лет, словно вчера увиденный.

<...>

Курилко-Рюмин М. М. Блистательная элегантность // Сцена. 2006. № 1. С. 31.

Поделиться

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Opera